edgeways.ru
Список форумов
Пятый угол
Неформат в обычном смысле. (архив) 
Еще от очевидца
Аватарка Пользователь: Аврум (IP-адрес скрыт)
Дата: 13, May, 2012 16:58

В.РЫЖКОВ – Сразу берем быка за рога. Вы были там, во главе колонны, впереди колонны вместе с другими политиками…

Г.ГУДКОВ – Не совсем так – я был рядовым участником этого шествия. Не во главе колонны, а был просто сбоку и решил остаться на Малом Каменном мосту – посчитать, кто пройдет, чтобы понять, сколько народу на самом деле пришло.

В.ДЫМАРСКИЙ – Тогда сразу вопрос, чтобы потом не забыть, сколько вы насчитали?

Г.ГУДКОВ – Я насчитал не менее 50-70 тысяч – это, по меньшей мере.

В.ДЫМАРСКИЙ – Совпадают оценки, да.

В.РЫЖКОВ – Как вы объясняете причину той потасовки, которая произошла?

Г.ГУДКОВ – На мой взгляд, группа молодежи там, по-моему, какие-то монархисты-националисты – что-то такое непонятные идеологические подразделения.

В.РЫЖКОВ – Это, которые были в повязках таких ребята?

Г.ГУДКОВ – В капюшонах были, в каких-то масках были. Я вот видел одного в черной маске. Были в капюшонах. Они готовились к провокации, чувствовалось, что это подготовленная акция. Они пошли на прорыв, потом, когда прорыв там частично удался, частично нет, они начали кидать в ОМОН бутылки, причем это были не бутылки пластиковые, а бутылки стеклянные – они разбивались. Потом была одна бутылка с горючей смесью, которая упала за спинами ОМОНА и воспламенилась там. Мужчина один, который шел – случайно оказался – на нем вся одежда вспыхнула, как факел. Омоновцы успели потушить, я надеюсь, обошлось без травм.

Поэтому провокация видимо этой группой молодежи планировалась. Но, а НЕРАЗБ. эта провокацию потому, что часть оргкомитета, которая вела колонну – они сели вот на эту асфальтовую площадь и сказали: «Пока не отодвинется ОМОН, мы дальше не пойдем». Там, действительно было узковатое горлышко. Ну, можно было конечно, пройти, но было неудобно, пришлось бы преодолевать большое количество людей, добираясь до сцены. Там организаторы, которые не преградили, как обычно тротуары, прошло очень много людей вперед колонны, и цепь стояла слишком близко. Ее было надо отодвинуть хотя бы метров на тридцать.

В.РЫЖКОВ – Вот, Геннадий, я знаю, что вы вели переговоры и с организаторами и с московскими властями…

Г.ГУДКОВ – Попросили это сделать…

В.РЫЖКОВ – Вопрос такой, а была ли возможность, и было ли время все-таки найти решение – там не так сложно было его найти. Отвести цепь ОМОНа метров на 50 назад и открыть Болотную площадь для людей.

Г.ГУДКОВ – Нет, Болотная площадь была открыта. Сам парк был перегорожен металлическими ограждениями.

В.РЫЖКОВ – Я про парк и говорю, что можно было его тоже открыть, как это было 10-го декабря.

Г.ГУДКОВ – В принципе у нас был раунд «челоночной дипломатии», когда мы с Дмитрием Гудковым ходили туда-сюда от мэрии и руководства ГУВД к протестующим и пытались найти компромиссное решение. В принципе, оно было найдено.

В.РЫЖКОВ – А почему не получилось предотвратить эти столкновения.

Г.ГУДКОВ – Когда остался последний штрих, и нужно было Сергею Удальцову выйти к организаторам и окончательно подтвердить – он был единственный из формальных организаторов, что действительно так, – в этот момент вот эта группа молодежи начала прорыв и все возможности вот этого переговорного мирного процесса – они были смазаны, к сожалению.

В.ДЫМАРСКИЙ – Можно мне еще вопрос? Это все известная версия, но я перед тем, как с вами связывались, я высказал свое мнение и хочу узнать ваше мнение на этот счет. При всем при том, почему наши силовые структуры, тот же ОМОН – он не профессионально работает. Да, были провокаторы, я это понимаю. Они не умеют как-то нейтрализовать самих этих провокаторов и не лупасить всех подряд?

Г.ГУДКОВ – Сложно, потому что провокаторы, что делали, особенно последние минуты – они швыряли кусок асфальта в омоновские ряды и тут же убегали в толпу. И вот там пойди-разбери, кто там есть кто. Поэтому все эти эмоции перехлестнули ту и другую сторону. Образовалась банальная драка. Там срывали эти бронежилеты, срывали шлемы, бросали их в Москву реку. В общем, было все очень некрасиво и плохо. И омоновцы все на нервах взвинчены, потому, что они не могли понимать, кого хватать, кого не хватать. Конечно, всегда есть в таких случаях перегибы, но действительно, ситуация была такая, что не поймешь, кто против кого. Вообще гражданские конфликты – это самое сложное.

В.РЫЖКОВ – А в чем ответственность московских властей и милиции. Как они должны были себя вести. Как вы считаете, оптимальная модель поведения в этой ситуации?

Г.ГУДКОВ – Ну, мне кажется, надо было цепь поставить чуть- чуть подальше.

В.РЫЖКОВ – То есть, дать проход на площадь, в сквер пошире?

Г.ГУДКОВ – Это не было критическим моментом, потому что провокация все равно готовилась. Нужно сказать правду. Вот группа молодежи – она готовила провокации. Я думаю, им было по фигу, извините за непарламентские выражения, где стоит цепь. Лишь бы была возможность потолкаться, подраться. Когда происходит взаимное сжатие, сдавливание людей, которые оказались между двумя огнями. Там жутко, что было: людям ломали ребра, люди выпадали с этой плиты – они просто падали на землю. Я вот там поднимал одну девчонку, то ли журналистку, то ли, что-то такое… Она не могла идти. Я сначала подумал, что у нее ноги сломаны – оказалось, что у нее, слава богу, все нормально. Просто не могла дышать – упала и лежит…

В.РЫЖКОВ – Вот, что должны еще были сделать власти. Сделать шире проход. Что еще?

Г.ГУДКОВ – Нет, я думаю, что не это главное. Главное было, наверное, все-таки…, мне удалось некоторых омоновцев, там полковник – он дал команду, чтобы они при задержании не злоупотребляли силой, не злоупотребляли жесткостью. Потому, что были там неприятные случаи, когда они кого-то ведут, кто якобы кому-то два зуба выбил и прямо, я извиняюсь за выражение, мордой об автобус – смотрится это мерзко и неприятно. Я подхожу к омоновцам – они: «Геннадий Владимирович, а что он, вот, нашему два зуба выбил, он там такой-сякой…». Я говорю: «Ребята, - это ваша работа. Нельзя, мы не можем отвечать хулигану – хулиганскими действиями». Ну, они вроде, как потише при мне. Но, конечно злоупотребление силой было. Оно объясняется, безусловно, – непонятно, откуда в тебя кидают, кто кричит, кто чего….

Во-вторых, команды очистить площадь были, особенно в 19-30 они последовали, а там люди уперлись – говорят: «Мы не уйдем». А там толпа в несколько тысяч человек, в основном представители левого фронта. Они там скандировали: «Мы не уйдем, мы здесь власть!» ну, и так далее. И вот, это тоже сформировало определенный конфликт. Много было ошибок допущено в организации, как со стороны оргкомитета, так и со стороны полиции. Когда запирала полиция, разгоняла, рассекала толпу – она оставляли выхода для граждан, которые хотели просто уйти. И потом они сообразили – сделали коридор, начали граждан выводить тех, которые хотели спокойно и мирно уйти. Но это было потом, после того, как были задержания, после того, как началась рубка с полицией групп молодежи. Много было технического брака. Вот такая непонятная ситуация. Непонятно, кто чего делает. Непонятно, кто за кого. Кто зачинщик - кто не зачинщик. Очень сложно разобраться на месте.

В.ДЫМАРСКИЙ – Геннадий, давайте воспользуемся случаем. После 6-го числа, в общем-то, выступления, правда, уже в других формах, слава богу, продолжаются. Я имею в виду, 7-го, 8-го до сегодняшнего дня. Так называемые «народные гуляния». Как вы оцениваете действия ОМОНа в последующие дни.

Г.ГУДКОВ – Полностью оцениваю, как полицейский беспредел. По-другому не скажешь. Беспредел, потому, что швырять людей, особенно молодежь, а молодежь, знаете – она злопамятна. Но швырять молодежь в автозаки, куда-то везти, какие-то статьи лепить. Помните, как Иван Васильевич: «Мне менты дело шьют». Ну, этого делать нельзя было. Задержали по моим прикидкам несколько сотен человек, молодых в основном. Абсолютно себя скомпрометировала полиция и не только полиция, но и прокуратура бездействовала.

В.ДЫМАРСКИЙ – Самое интересное, что они арестовывают по 300 человек, бросают в автозаки, а на следующий день опять 300 человек.

Г.ГУДКОВ – Ну, не триста – пусть 50, пусть 60, пусть 100, но все равно, главное, что нет оснований для задержания. Люди не нарушают общественный порядок, они не угрожают людям, которые их окружают, они не скандируют, у них нет лозунгов. Ну, что? «Антипутински улыбался» - это основание для задержания и выписывания протокола об административном аресте? Это не основание. В Советском Союзе был анекдот что «антисоветски улыбался» - за это сослан был на Соловки. Но, мы же все-таки отошли, я надеюсь, от этого времени. И конечно, что этот полицейский беспредел – он серьезно скомпрометировал власть после уже событий 6 мая. Потому, что если 6-го мая можно частично оправдать, сказать: да - эмоции, да – сложно, да - провокаторы, да – люди, которые не желали уйти с площади в положенное время. Все было - и с той и с другой стороны. После уже начались абсолютно противоправные антиконституционные действия со стороны полиции при полном бездействии, к сожалению, прокуратуры и, увы – при полном одобрении судов, которые стали, как бы на сторону…, как бы канцелярией при полиции.

В.ДЫМАРСКИЙ – Ну, можно подумать, что когда-то было по-другому.

Г.ГУДКОВ – Ну, было, было.


Если ты хочешь понять что-либо,узнай,как оно возникло.

Перейти: <>
Опции: ОтветитьЦитировать

Ваше имя: 
Ваш email: 
Тема: 
Smileys
...
(loading smileys)
Незарегистрированный пользователь должен ввести код, чтобы публиковать сообщение. Действителен только последний показанный код.
Введите код:  Картинка
В онлайне

Гости: 98

This forum powered by Phorum.

Large Visitor Globe