Форум
Список форумов
Раскопки
Постижение истории человечества 
Отв: Об одном необычном монахе 6
Пользователь: Али Бей (IP-адрес скрыт)
Дата: 25, November, 2012 12:56

Образцовым представителем «арийской нордической расы» для Гитлера, как известно, любившего именовать себя (древним) «греком», служил эллинский муж, наиболее зримо воплощенный в знаменитом «Дорифоре» - статуе обнаженного силача-копьеносца, могучего спартанского воина, выращенного в древнем Лакедемоне в результате тщательной селекции, строжайшего искусственного отбора, на основе тысячелетнего вбора родителей, выбраковывания (убийства) хилых, слабыъх и уродливых, и труднейшего воспитания выносливости и силы.

К тому же молодой Гитлер, если верить воспоминаниям друга его юности Августа («Густля») Кубицека (почему-то часто именуемого в русскоязычной литературе на чешский манер «Кубичеком»), избегал случайных половых контактов, главным образом, потому, что «опасался инфекции». Вероятно, эти опасения, возникшие у Гитлера, возможно, не без влияния сочинений Ланца, сохранились у него на всю жизнь. Подтверждением сказанного может служить хотя бы длинный, занимающий в немецком издании программной книги фюрера Третьего райха «Моя борьба» 13 страинц (!) пассаж о сифилисе. Впрочем, кто его знает...

Женщина представляла для Ланца ценность лишь как «селекционная мать», и он, в почти религиозном экстазе воспевал «мать, переносящую страдания во имя расовой чистоты» в следующих выражениях:

«Селекционным матерям надлежит жить в строгой изоляции, дабы не поддаваться соблазну супружеской измены... Однако женщине предстоит вернуться назад, в прошлое, этим преисполненным страданий путем, после того, как она тысячелетиями блуждала по ложным путям вакхической похоти. Ей надлежит сотворить достойный плод покаяния за обуревающую и сжигающую ее постоянно губительную греховную страсть».

Однако за лишения белокурую арийскую «селекционную мать» ждет достойная награда: «Она удостоится любви прекраснейших, достойнейших, сильнейших молодых мужчин, с которыми произведет на свет красивейших и благороднейших детей, а грядущие поколения воздвигнут ей, новой, достойной почитания и поклонения, наиблаженнейшей Богине-Матери, храмы и памятники, воздавая ей высочайшие почести». Ланц требовал передачи женщин «во владение» мужчинам, ибо «фактически, сама Природа предназначила им быть нашими рабынями»... Они суть наша собственность, подобно тому, как плодоносящее дерево является собственностью садовода».

Магистр «германских тамплиеров» призывал белокурую арийскую женщину носить простую, не отягощяющую голову прическу с короткой челкой, наполовину прикрывающей ее высокий лоб, а волосы завязывать тугим узлом на затылке, демонстрируя, таким образом, наиболее эффектным образом «всю красоту своих длинных, пышных золотых волос, продолговатую форму своих головы и лица... Именно потому, что они (арийские женщины-блондинки - В.А.) вынуждены жить и передвигаться в темном окружении (т.е. в окружении темноволосых, темноглазых и смуглокожих особей - В.А.), им не следует стыдиться подбирать покрой и цвет своей одежды таким образом, чтобы наиболее полно подчеркивать свою рослую фигуру, свой пышный бюст, свои округлые бедра и стройные, длинные голени».

Интересно, что сказал бы Йорг Ланц-Либенфельз, будучи перенесен по волшебству в наши дни, когда блондинка больше не считается идеалом красоты белой арийской женщины, превратившись (не без активной помощи кино и, средств массовой информации) в постоянно подвергающееся всенародному осмеянию и издевательствам (причем особенно в - когда-то! - белой Европе!) олицетворение «женской тупости»? Надо думать, его негодованию не было бы границ!

Впрочем, даже тогда многие «пангерманцы» были не согласны с теми или иными положениями Ланца, как чересчур «максималистскими». Так, врач-немец из г. Эгера (Хеба) в Судетской области, критикуя теорию Ланца, согласно которой истинными героями могут быть только блондины, писал ему, что «истинные герои немецкого народа не обладали теми внешними признаками, который сей автор (Ланц - В.А.) считает единственно героическими... Потому что доктор Мартин Лютер был круглоголовым (брахикефалом), а Отто фон Бисмарк (основатель Германской империи – В.А.) - не только круглоголовым, но вдобавок еще и брюнетом».

Врач из Эгера был особенно возмущен попытками Ланца классифицировать, в соответствии с критериями его расовой теории, современных политических деятелей. Так, Ланц относил доктора Юлиуса Офнера из Немецкой Народной партии к представителям «героической белокурой расы». Между тем, на поверку оказалось, что Офнер был еврейского происхождения. «Итак», - писал крайне возмущенный врач из Эгера – «если верить Ланцу-Либенфельзу, героическая раса «докатилась до еврея» (немецкое выражение тех времен, разумеется, не вполне «политкорректное» с сегодняшней точки зрения - «ауф ден юден коммен», auf den Juden kommen - означало нечто вроде нашего русского выражения «дойти до ручки»! - В.А.).

В данной связи следует особо подчеркнуть, что в плане расизма или антисемитизма Ланц-Либенфельз особого влияния на мировоззрение позднейшего национал-социализма не оказал и оказать не мог. Ведь главным «образом врага» для него (по крайней мере, до 1914 г.) оставались «немецкие бабы», «монголы», «негры» и «средиземноморцы» (под которыми он понимал обитателей стран Средиземноморского бассейна – «левантинцев», и, в том числе, евреев). Поскольку Ланц считал главным злом расовое смешение, расовый хаос, то его мало беспокоили этнические группы, строго соблюдавшие свою расово-этническую обособленность, как это делали не ассимилированные, ортодоксальные иудеи, а также евреи-сионисты (выступавшие за переселение евреев из «стран рассеяния» на «историческую родину – в Палестину, или Эрец-Исраэль).

Как говорил Ланц: «Мы идем направо, иудеи - налево, мы не хотим ничего, кроме аккуратного отделения друг от друга, и этот момент наступит тем быстрее и легче, чем раньше иудеи займутся своей собственной национальной селекцией». Проблему он усматривал в существовании «расовых помесей», «метисов», «расовых ублюдков», «расово неполноценных» - прежде всего, евреев-ассимилянтов. Ланцу постоянно не давал покоя вопрос: «Что нам делать с многими миллионами этих необрезанных и крещеных «мы-тоже-немцев», и даже «немецких националистов» - этих метисов, населяющих промышленные зоны и крупные города и сделали немцев и все немецкое столь ненавистными повсюду в мире?»

Как нам уже известно, издатель «Остары» всю свою жизнь был весьма озабочен угрозой смешения высшей расы с низшей, бастардизированной расой «недочеловеков»-«унтерменшей»), или «зверолюдей»-«тирменшей»), которых считал греховным потомством, происшедшим от «нечестивого блуда» недостойных представителей рода человеческого с животными (причем, в первую очередь - от блудных сношений людей с обезьянами).

Но в качестве самого действенного «лекарства» от этой «расовой заразы» барон Ланц-Либенфельз постоянно приводил примеры беспощадного и поголовного физического истребления подобных «зверолюдей» («косматых» сеиров, анакимов, рефаимов, зузимов, енакимов, хананеев и прочих «обезьянышей Содома» - «содомс-эффлингов») «угодными Богу», то есть, «расово чистыми», «сохранившими свою кровь в чистоте», «праведными» ветхозаветными израильтянами, многократно и обстоятельно, со всеми подробностями, описываемого в ветхозаветных Книгах Исход, Иисуса Навина, Царств, пророков и даже в иудейском Талмуде (цитируемом Ланцем-Либенфельзом – являвшимся, по совместительству, также ученым-гебраистом - в своих многочисленных трудах весьма широко). В стиле царя-псалмопевца Давида, который, после взятия города Равы Аммонитской (Рибат-Аммона, нынешнего Амана - столицы Хашимитского королевства Иордании), вывел всех пленных аммонитян из города «и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры и бросил их в обжигательные печи» (II Книга Царств, 12, 31).

В результате основательного изучения Ветхого Завета и Талмуда Йорг Ланц фон Либенфельз пришел к следующему выводу: «Мистерия «Ветхого Завета» раскрыта, это зверочеловек, а смысл и содержание «Завета» заключается в необходимости истребления зверочеловека и селекции более высокоразвитого нового человека! Именно это поднимает Библию и другие писания древнеарийской первобытной эпохи (например, «Эдду») на огромную высоту по сравнению со всеми иными писаниями и объясняет, почему Библия смогла стать и почему она навсегда останется основой мировой (Христианской – В.А.) религии, преобразующей человечество»!

Соответственно, проповедуемый Ланцем «ариофильский расизм» (по собственному выражению Великого магистра «Ордена Нового Храма») вовсе не включал в себя никаких элементов расового антисемитизма. Мало того - в «Ордене Нового Храма» состояли и «братья» еврейского происхождения (правда, крещеные и порвавшие, по крайней мере, официально, с культом талмудического иудаизма). А издателя популярного венского журнала «Ди Факкель» («Факел»), еврея-выкреста Карла Крауза, барон Йорг Ланц фон Либенфельз считал типичным «человеком героического арийского типа» («ариогероиком»).

Как писал Ланц: «Тот, кто видел когда-либо Карла Крауза, вне всякого сомнения, признает, что он не принадлежит ни к монгольскому, ни к средиземноморскому типу... У него темно-русые волосы, которые в молодости наверняка были светло-русыми, высокий лоб красивой формы и вообще голова героической формы - особенно это касается верхней части лица. У него светло-серые глаза... Я не знаю точных размеров его головы... Именно потому, что Карл Крауз вышел за пределы своей расы, он смог стать яростным врагом и усмирителем чандалов... героический человек является также человеком гениальным. Карл Крауз - гений, подлинный гений, ибо он действует, как и подобает творческому человеку-первопроходцу. Уже одно это говорит о его расовой сути...»

Как мы указывали выше, Конвент «Ордена Нового Храма» заседал в восстановленном его Великим Магистром и издателем журнала «Остара» древнем замке Верфенштайн на Дунае, над которым в 1907 г. впервые в Европе было поднято знамя со свастикой (крюковидным крестом-«гакенкройцем»).

Странным образом, именно в «орденском» замке «новых храмовников» Верфенштайн еврейская община города Вены отмечала традиционный иудейский религиозный праздник Кущей («Суккот» или «Сукес»).

Связь между Ланцем и венской иудейской общиной поддерживалась через кандидата в раввины Морица Альтшюллера - друга Великого магистра «новых храмовников» и издателя «Монумента иудаика» (собрания памятников древней и средневековой иудейской литературы), в издании которого принимал активное участие и сам «беззаветный борец за чистоту белой ариогероической расы» барон Йорг Ланц фон Либенфельз. Кроме того, Мориц Альтшюллер был членом «Общества Г(в)идо фон Листа», а заодно - издателем венского ежеквартального бюллетеня по библеистике «Фиртельяршрифт фюр Бибелькунде» (Vierteljahrschrift fuer Bibelkunde), в котором Ланц также публиковал плоды своих ариософских изысканий.

Еще один близкий друг Ланца и его Ордена - теософ Франц Гартман, один из основателей «Ордена Восточного Храма» («Ордо Темпли Ориентис», Ordo Templi Orientis, ОТО) британского «черного мага», сатаниста Алистера Кроули (основавшего также эзотерический «Орден Золотой Зари», в котором состояли многие представители тогдашней британской духовной элиты - начиная с ирландского поэта и драматурга Уильяма Батлера Йейтса и кончая известным всем нам литератора сэра Артура Конан-Дойля), служил «мостиком» между ОНТ и оккультной организацией (Обществом, или Орденом) «Туле» (Thule-Gesellschaft, Thule-Orden). Согласно некоторым источникам, барон Йорг Ланц фон Либенфельз якобы, cостоял в «Туле» (как, между прочим, и Никола Тесла). Ограничимся в данной связи упоминанием следующего утверждения.

17 эрнстинга (древнегерманское название «эрнстинг» использовавшегося в «Туле» - филиале тайного «Германского Ордена», или «Германен-Ордена» - и афилиированных подразделениях этой организации «народнического» календаря соответствовало латинскому названию месяца августа) 1918 г. в столице Баварии Мюнхене состоялось учреждение 1-го градуса (степени) «Туле» (до этого в данной организации иерархии степеней не существовало) - так называемого «Градуса дружбы», или «Дружеского градуса» (по-немецки: «Фройндшафтсград», Freundschaftsgrad, то есть, степени, в которую возводились пользовавшиеся особым доверием руководства «Туле» члены достаточно узкого «внутреннего круга»).

На торжественную (хотя и проводившуюся в глубокой тайне) церемонию в Мюнхен специально прибыли даже магистры Великих лож из Берлина, а также члены «Туле» со всей Баварии. Украшением помещений ложи занялся магистр Гриль, поместивший на стенах всех комнат эмблему общества «Туле» - парящее солнечное колесо-«зонненрад» (свастику с дугообразно загнутыми верхними перекладинами). На церемонию все члены общества явились украшенные бронзовыми значками, представлявшими собой свастику, перекрещенную двумя копьями, на фоне щита.

В тот день возведения в Дружеский градус удостоилось более 30 членов «Туле».

Одними из первых в «Степень друзей» Ордена «Туле» были возведены прибывшие в Мюнхен из Вены братья Г(в)идо фон Лист и барон Йорг Ланц фон Либенфельз, которым организатором нового Ордена - бароном фон Зеботтендорфом (Рудольфом Глауэром, или Эрвином Торре) на начальном этапе было поручено исполнение должностей, соответственно, Великого Магистра (Орденс-Гроссмайстера) и Магистра (Орденс-Майстера) «Туле».

Приведенный выше факт, равно как и широко распространенные утверждения и мнения, что Ланц, наряду с бароном Рудольфом фон Зеботтендорфом (Адамом Адольфом Рудольфом Глауэром, известным также как Эрвин Торре), Николой Теслой, известным авиаконструктором, «красным бароном» Роберто(м) фон Бартини (переселившимся после окончания Первой мировой войны в СССР), всемирно знаменитым биологом-дарвинистом Эрнстом Геккелем - создателем теории монизма и основателем науки экологии и «Храма Природы» в немецком г. Иене (существуюжщим и поныне, под названием «Дома Эрнста Геккеля», нем.: Ernst-Haeckel-Нaus; в свои студенческие годы автору этих строк довелось там работать), Дитрихом Эккартом, Рудольфом Гессом, Карлом Гаусгофером, Альфредом Розенбергом (и даже Адольфом Гитлером) состоял в «Ордене Туле», считается многими исследовтелями не имеющим, на сегодняшний день, вполне достоверных подтверждений, и потому относится ими к области спекуляций. Впрочем, это - отдельная тема, слишком обширная для данного краткого обзорного очерка.

Согласно некоторым источникам, Йорг Ланц фон Либенфельз якобы, выступал за переселение «иудеев» на остров Мадагаскар, поскольку считал этот остров остатком упоминаемого еще в трудах Е.П. Блаватской затонувшего в древности в водах Индийского океана гигантского первобытного континента «Лемурии» («земли Му»), а «иудеев» - потомками «допотопных» лемурийцев.

Оставим эти утверждения на совести тех, кто их выдвигает, заметив при этом, что, во-первых, неясно, каких именно «иудеев» - «чистокровных» или «ассимилированных» - Ланц, якобы, собирался переселить на Мадагаскар (тем более, что по-немецки словом «юде» обозначается как древний иудей - исповедник ветхозаветной редигии, так и современный иудей - исповедник религии талмудического иудаизма, и, в довершение ко всему - еврей как представитель этнической группы, ведущей свое происхождение, предположительно, от древнееврейского населения Палестины, причем независимо от исповедуемой им религии), а во-вторых - что «Мадагаскарский проект» вовсе не был изобретением основателя «Ордена Нового Храма». Этот проект неоднократно выдвигался и до, и после него, причем не только ариософами, но и реальными политиками - например, даже Адольфом Гитлером (после военного поражения Франции, «заморской территорией» которой являлся остров Мадагаскар, в 1940 г.).

В 1915 г., в самый разгар Первой мировой войны, барон Йорг Ланц фон Либенфельз изрек свое знаменитое пророчество. В нем говорилось: война сигнализирует о том, что созрело время для наступления Мессианской эпохи. Усиление расового смешения, колоссальные военные и культурные достижения, вслед за которыми в период 1960-1988 гг. произойдет «новое монгольско-азиатское вторжение в Европу», Ланц рассматривал в качестве примет начала «мессианских родовых мук», кульминацией которых станет временное «господство демонических сил на земле» (или, выражаясь более традиционным богословским языком, нечто вроде наступление «царства коллективного Антихриста» перед «окончательным спасением белой арийской расы»).

Это суровое испытание должно было, в конце концов, привести к наступлению «Миллениума» («Тысячелетнего Царства Божия») на земле, когда созиждется «Новая Церковь Духа Святого» («Церковь святого апостола Иоанна», «Иоанническая Церковь») и будет основано «Наднациональное арийское государство» (нем.: Supranationaler Arierstaat). Править этим сакральным государством станет «вечносущее священство, обладающее знанием тайн древнего расового гносиса», возглавляемое неким избранным царем-священником по чину Мельхиседекову.

В своем пророчестве Ланц достаточно четко сформулировал свои представления об идеальном государстве. Политическим идеалом Великого Магистра ОНТ была восстановленная средневековая «Священная Римская империя германской нации» во главе с самодержавным, полновластным монархом-первосвященником. Границы его державы должны были доходить до Евфрата (как при римско-германском императоре Фридрихе II Гогенштауфене, подчинившим своему скипетру Германию, Италию с Сицилией, Сирию, Палестину со Святым Градом Иерусалимом и Армению):

«Эта могущественная Всегермания (или Пангермания, нем.: Алльдойчланд, Alldeutschland) станет несокрушимым оплотом мира и культуры, обеспечив господство арийцев на все времена. Первобытные расы, предоставленные сами себе, снова погрузятся в свое прежнее, бессильное Ничто, из которого их вытащила в свое время только наша слабость».

Исходной географической точкой этого грядущего «расового Миллениума», по Ланцу, должны бысли стать Берлин и Вена, которым он предрекал руководящую роль в утверждении нового политико-религиозного мирового порядка.

«Мудрые князья-священники, гениальные патриции, прошедшие ариософско-мистическую школу, и вожди тайных духовно-рыцарских Орденов» будут, согласно пророчеству Ланца-Либенфельза, «управлять судьбами народов».

Некоторые из современных последователей и почитателей Великого Магистра ОНТ склонны считать его предсказание о «новом монгольско-азиатском вторжении» исполнившимся, рассматривая в качестве такового современное массированное проникновение Ислама в Европу.

Согласно мнению многих исследователей, планы райхсфюрера СС Генриха Гиммлера создать в Бургундии «орденское государство СС» (нем.: SS-Ordensstaat) могли быть навеяны пророчеством барона Йорга Ланца фон Либенфельза о необходимости основания «наднационального арийского государства».

Другие исследователи отрицают наличие подобной связи.

Сохранились глухие сведения о том, что после победы стран Антанты в Первой мировой войне (последствия которой Ланц рассматривал как подтверждение верности своего учения - «чандалам снова удалось подавить и ограбить белокурую ариогероическую расу, натравив арийцев друг на друга») и революций, разразившихся в Австрии и Германии, Великий Магистр ОНТ в 1918 г. эмигрировал в Венгрию, где поддержал регента Венгерского королевства адмирала Миклоша Хорти фон Надьбаньо в борьбе с Венгерской Советской республикой комиссаров Белы Куна и Тибора Самуэли (которую считал «неприкрытой диктатурой зверолюдей-недочеловеков»), дважды чуть не был расстрелян красными (но оба раза каким-то чудом избежал расстрела), а после освобождения Венгрии от красной диктатуры белыми добровольцами Хорти (при поддержке румынских и чехословацких войск) вступил в венгерскую белогвардейскую организацию «Пробудившиеся мадьяры» (видимо, забыв о своих антивенгерских филиппиках, опубликованных в свое время на страницах «Остары», или же коренным образом пересмотрев свое прежнее отношение к венграм, которых в ранней молодости, вслед за графом Артюром де Гобино, считал, как и современных ему евреев, принадлежащими, как потомки азиатских кочевников, не к белой, а к желтой расе!).

С какой-то целью Великого Магистра «новых тамплиеров» посещали в 1920 г. в Венгрии посланцы «кружка Людендорфа» (в частности, адъютант генерала Эриха Людендорфа полковник Макс Бауэр) из Германии.

Начиная с 1920 г., серьезную (прежде всего - финансовую) помощь Ланцу и его ОНТ оказывал упоминавшийся нами выше венский владелец металлургического завода Иоганн Вальтари Вельфль (профинансировавший переиздание всех номеров «Остары»).

Свой опыт практического общения с большевизмом венгерского образца (в виде режима Белы Куна) барон Йорг Ланц фон Либенфельз изложил на страницах «Остары» (№13/14) в статье «Зоологическое и талмудическое происхождение большевизма».

Некоторые американские мормоны (адепты «Церкви Святых Последних Времен») германского происхождения утверждают, ссылаясь на какие-то известные только им источники, что во время посещения молодым Адольфом Гитлером Магистра «Ордена Новых тамплиеров» в Вене Ланц (будучи «Тайным Посвященным»), якобы, «помазал» будущего фюрера НСДАП на «царство» (имея в виду под «царством» будущий Третий райх). Косвенным свидетельством в пользу того, что подобные утверждения могут быть не совсем беспочвенными, служат кадры кинохроники, посвященные пребыванию Гитлера в Вене в 1938 г., после воссоединения Австрии с Германской державой (на некоторых из этих кадров ясно различимо присутствие, среди многочисленных нацистских знамен с крюковидным крестом, средневековых штандартов «Священной Римской империи германской нации» с двуглавым орлом).

В 20-е гг. ХХ в. перебравшийся «на всякий случай» вместе с Капитулом своего «Ордена Нового Храма» из ставшей республикой Австрии в Венгрию (формально продолжавшей считаться монархией, хотя и с регентом вместо короля) Ланц всеми силами старался выдать себя за человека, якобы «приуготовавшего пути» Адольфу Гитлеру и вообще национал-социалистическому движению.

Трудно сказать, что тут правда, а что - фантазии. Современнице Ланца и Гитлера Эльзе Шмидт-Фальк, последовательница Г(в)идо фон Листа, хорошо знавшей обоих и неоднократно встречавшейся с ними (по отдельности) в Вене перед Первой мировой войной, не было известно ничего о каких-либо встречах между Гитлером и Ланцем. Мало того! Гитлер (которому она даже подарила сохранившуюся до наших дней книгу фон Листа с посвящением «Моему арманическому брату Адольфу Гитлеру», на основании которого многие историки делают вывод о членстве молодого Гитлера в листовском обществе «Арманеншафт» или в его же «Высоком Ордене Арманов»), по словам госпожи Шмидт-Фальк, даже никогда не говорил с ней о Магистре «новых тамплиеров», и лишь однажды кратко и недоброжелательно отозвался о «Ланце и его гомосексуальной клике». Сама же поклонница Листа отзывалась о Ланце не иначе как о «страшном человеке», «псевдо-дворянине» и «монахе, выпрыгнувшем из своей рясы».

Впрочем, неважно, встречался ли Ланц с юным Гитлером в Вене, или нет. Гитлер наверняка читал «Остару» и многочисленные статьи Ланца в «пангерманских» газетах и журналах. Интервью старого Ланца, последнее из которых было дано им за три года до смерти, однозначно свидетельствуют, что он - даже после вызванных деятельностью Гитлера и Ленина всемирных катастроф - был по-прежнему заинтересован в том, чтобы подчеркнуть свое историческое значение как человека, якобы «давшего Гитлеру идеи», и в то же время лишний раз напомнить о влияниии, якобы оказанным им и на Ленина.

Правда, Адольф Гитлер в своих политических речах и статьях не раз заявлял о том, что «негры» и «евреи» сообща «портят немецких женщин» и тем самым «арийкую расу», что заставляет вспомнить аналогичные утверждения Ланца. Так, в связи с оккупацией Рейнской области Германии в 1921 г. французскими войсками (состоявшими в значительной степени из африканских и азиатских колониальных частей), занявшими, в частности, немецкие города Дуйсбург и Дюссельдорф, Гитлер в статье «Немецкая женщина и еврей» писал:

«Еврей стремиться осквернить и полностью погубить нашу немецкую расу; поэтому он в Рейнской области отдает немецкую женщину в жертву негру».

Заставляют предположить влияние идей Ланца и некоторые пассажи «программной» книги Гитлера «Моя борьба», например:

«Чернявый еврейский молодчик часами поджидает, с выражением сатанинской радости на лице, не подозревающую ничего дурного девушку, которую оскверняет своей кровью и тем самым похищает девушку у ее народа. Всеми средствами пытается он испортить расовые основы народа, который стремится подчинить своему игу».

Но, будучи изощренным политиком, Адольф Гитлер никак не мог взять на вооружение некоторые экстремистские аспекты теории Ланца и, в особенности, женоненавистничество Великого Магистра ОНТ. Да и вообще, книга Гитлера «Моя борьба» содержит немало крайне агрессивных выпадов против неустанно враждующих и спорящих между собой ариософских сектантов:

«Характерным для этих натур является то, что они восторгаются древнегерманским героизмом, седой древностью, каменными топорами, копьем и щитом, в действительности же являются величайшими трусами. Ибо те же самые люди, которые размахивают в воздухе древнегерманскими, тщательно стилизованными под старину, жестяными мечами, в препарированных медвежьих шкурах и с бычьими рогами на бородатом челе, проповедуют для текущего дня борьбу посредством так называемого «духовного оружия» и поспешно убегают прочь при виде первой же резиновой дубинки коммуниста... Что же касается так называемых религиозных реформаторов древнегерманского пошиба, то эти личности всегда внушали мне подозрение, что они подосланы кругами, не желающими возрождения нашего народа. Ведь это факт, что вся деятельность подобных личностей на деле отвлекает наш народ от общей борьбы против общего врага - еврея - и распыляет наши силы во внутренней религиозной распре... Они не только трусы, но всегда оказываются бездельниками и неумехами...»

И, вероятно, не случайно в марте 1936 г. в передовой статье, опубликованной в издававшейся в Мюнхене расово-гигиенической (евгенической) газете «Тело и жизнь» (нем.: «Ляйб унд Лебен», Leib und Leben), Ланц был подвергнут критике за «искажение расовой идеи посредством тайных учений». В то же время не существует никаких официальных документов, которые подтверждали бы правильность утверждений некоторых историков, будто бы Гитлер наложил запрет на издания и публикации Ланца-Либенфельза в Третьем райхе.

Зато существуют многочисленные свидетельства, согласно которым Гитлер в 30-е гг. почти не интересовался «национальным сектантством» и предпочитал латинский шрифт готическому (именовавшемуся, кстати, в описываемое время «новонемецким»). Когда некий чрезмерный ревнитель всего «немецко-национального» (нем.: «дойч-фёлькиш», deutsch-voelkisch) обратился к фюреру с предложением заменить текст либретто оперы Моцарта «Волшебная флейта» (написанный масоном и выкрестом Шиканедером и потому якобы «проникнутой еврейским духом»), своим собственным, новым, «арийским» текстом, Гитлер отклонил это предложение, заметив, что «не намерен выставлять себя перед всем миром на посмешище». Кроме того, известно, что фюрер Третьего райха в узком кругу близких друзей с нескрываемой иронией отзывался о пристрастии райхсфюрера СС Генриха Гиммлера к древнегерманским традициям, обрядам и «целебным зельям мудрых женщин».

В 1925 г. Великий Магистр ОНТ приобрел земельный участок на северном берегу озера Балатон (нем.: Платтензее, Plattensee), на котором были расположены руины старинной часовни средневекового Ордена храмовников с видом на озеро, и восстановил часовню в качестве монастырского подворья (Орденского дома) «новых тамплиеров».

В 1932 г. Ланц основал ариософский «Люмен-Клуб» (Lumen-Club, снискавший себе известность в «конспирологической» литературе под искаженным названием «Сияющей Ложи), запрещенный властями Третьего райха и хортистского Венгерского королевства 4 марта 1942 г.

Все эти сведения весьма отрывочны и мало информативны, что и вызывает постоянные спекуляции.

В период между двумя мировыми войнами, когда праворадикальные движения и идеологии переживали невиданный прежде подъем, многие сторонники Ланца стремились изобразить его пионером и первым протагонистом национал-социализма и фашизма. Так, например, фра (орденский брат ОНТ) Дитрих в своей изданной в 1932 г. в Вене и посвященной 60-летнему юбилею приора Верфенштайна книге «Йорг Ланц фон Либенфельз – 60 лет» (Jorg Lanz von Liebenfels - 60 Jahre) утверждал, что все «движения, выступающие под знаком крюковидного креста и фасций, по сути дела, являются всего лишь боковыми побегами идей Остары».

Сам Йорг Ланц фон Либенфельз еще в 1926 г. прислал свой труд «Немецкая Псалтирь. Молитвенник ариософов, расовых мистиков и антисемитов» (нем.: Das Psalmenbuch teutsch. Das Gesangbuch der Ariosophen, Rasenmystiker und Antisemiten), с собственноручным посвящением, в подарок будущему фюреру Третьего райха. Впрочем, о реакции Адольфа Гитлера на этот счет история многозначительно умалчивает...

После военного поражения гитлеровской Германии в 1945 г. барон Йорг Ланц фон Либенфельз проживал, главным образом, в Вене, не подвергаясь никаким преследованиям со стороны советских оккупационных властей (чего можно было ожидать, будь он в самом деле «идейным отцом» и «провозвестником» германского национал-социализма!), и в то же время не стесняясь давать журналистам интервью о своих имевших, якобы, место до Первой мировой войны встречах с молодым Адольфом Гитлером, которому он якобы «дал все его идеи» (по утверждению психоаналитика Вильфреда Дайма, беседовавшего с достигшим 77-летнего возраста Великим Магистром «новых храмовников» в Вене в 1951 году).

Трудно сказать, что тут правда, а что относится к области фантазии.

Известно, скажем, что Ланц практиковал и усиленно проповедовал вегетарианство, а также воздержание от алкоголя. По его глубочайшему убеждению, следовало питаться главным образом черным хлебом (ячменным или ржаным), выращенным, по возможности собственными руками (он считал, что «пища тем ценнее, здоровее и питательнее, чем через меньшее количество рук она проходит, прежде чем попасть на обеденный стол») без применения искусственных удобрений и технических средств (сегодня мы сказали бы – «биологически-динамическим способом»), яблоками и другими фруктами (не очищенными от кожуры), ягодами и орехами всех видов. Адольф Гитлер тоже был убежденным вегетарианцем и не употреблял алкоголя. Но можно ли на этом основании утверждать, что в этом отношении фюрер Третьего райха брал пример именно с барона Йорга Ланца фон Либенфельза?

В конце концов, еще античный мудрец и теург I в. п. Р.Х. Аполлоний Тианский «отказался от убоины (мяса забитых животных - В.А.), ибо пища эта нечиста и отягчает разум, но утолял голод овощами да сушеными плодами, утверждая, что чисто лишь рожденное самой землей; что же касается до вина, то, хотя напиток этот добыт из взлелеянной людьми лозы и чист, однако нарушает умственное равновесие, помрачая духовный эфир» (Флавий Филострат. «Жизнь Аполлония Тианского», книга 1, с. 8, М., «Наука», 1985). А индийский царь-философ Фраот, перед мудростью которого преклонялся даже сам Аполлоний, говорил: «Пища моя - овощи, финики и пальмовая мякоть, а также все, что вспоено рекой. Многие плоды приносят мне и те деревья, которые взрастил я вот этими руками» (там же, книг 2, с. 43). Не ели животной пищи и не пили вина ни Е.П. Блаватская, ни Анни Безант, ни толстовцы, ни основатель антропософии Рудольф Штайнер, ни Н.К. и Е.И. Рерихи, ни многие ариософы.

Что же касается тезисов Ланца о необходимости строжайшего расового отбора, стерилизации «неполноценных», выведения чистой породы «истинных германцев», соблюдения чистоты крови, о превосходстве белой расы над цветными, благородных белокурых и голубоглазых «ариогероиков» над расово неполноценными метисами – «содомс-эффлингами», «обезьянышами Содома» - то они пользовались в начале ХХ в. столь широким распространением, что Гитлер мог их усвоить и пернять от не обязательно от Ланца, а и от множества других ариософов.

Тот факт, что Ланц вовсе не был одинок в своих воззрениях на происхождение низших рас от смешения человека разумного с животными, нашел совершенно неожиданное подтверждение в любопытной книге младшего современика венского ариософа, швейцарского путешественника Армана Гатти «Сангома» (Gatty A. Sangoma, 1960). В одном из очерков, вошедших в его книгу, Гатти описал неких «мулаху», обитающих в окрестностях гор Рувензори. По утверждению Армана Гатти, африканские колдуны отдают пойманных ими белых женщин во власть обезьян-антропоидов, и «дети», рождающиеся от этого чудовищного соития, являются «подлинным воплощением кровавого кошмара». Все это совершается во имя и с благословения некоего «бога» Оби (упоминаемого, между прочим, в рассказе земляка Йорга Ланца фон Либенфельза - австрийского писателя-эзотерика Густава Майринка – «Мозг»).

И не так уж важно, встречался ли Ланц с юным Гитлером в Вене, или нет. Гитлер наверняка читал «Остару» и многочисленные статьи Ланца в «пангерманских» газетах и журналах. Интервью старого Ланца, последнее из которых было дано им за три года до смерти, однозначно свидетельствуют, что он - даже после вызванных деятельностью Гитлера и Ленина всемирных катастроф - был по-прежнему заинтересован в том, чтобы подчеркнуть свое историческое значение как «человека, давшего Гитлеру идеи» и в то же время лишний раз напомнить о влияниии, якобы оказанным им и на Ленина.

Вероятно, не следует все-таки «сходу» отметать свидетельства современнмков, согласно которым само упоминание о Ланце, которого многие из них именовали «ужасным человеком», «монахом, выпрыгнувшим из своей рясы», «псевдоаристократом» и иными нелестными эпитетами, якобы вызывало раздражение у фюрера Третьего райха, всегда крайне отрицательно отзывавшегося о «Ланце и его клике гомосексуалистов». (хотя и неустанно восхвалявшего, в том числе в своем «программном» труде «Моя борьба», лидера австрийских «пангерманцев» Георга Риттера фон Шёнерера, которому столь же неустанно служил своим пером Приор Верфенштайнского Дома).

В своей книге и речах Гитлер также рассыпался в комплиментах по адресу другого австрийского политика времен своей юности - бургомистра Вены и лидера Христианско-Социальной партии Карла Люэгера (входившего также в «Общество Г(в)идо фон Листа»). Люэгер прослыл ярым «антисемитом», хотя его антисемитизм на поверку был иудофобией (то есть, носил религиозный характер непримиримости к исповедникам иудейской религии, и этим в корне отличался от расового антисемитизма Гитлера и Ланца; впрочем, последний, как мы знаем, тоже обращал свои критические стрелы преимущественно на «ассимилированных» евреев, «выдающих себя за германцев»).

Эти утверждения совсем не сочетаются с рассказами самого Ланца Вильфреду Дайму о том, как гостеприимно он - якобы! - принял в редакции «Остары» юного Гитлера, показавшегося ему «весьма симпатичным, но очень бедным молодым человеком», которому он «не только подарил те номера «Остары», которые Гитлер был намерен у него купить, но даже дал ему две кроны на трамвай». Впрочем, кто знает? Как гласит старинная поговорка, «темна вода во облацех...»

То, что Ланц выводил свои весьма «однозначные» (как сказал бы Владимир Вольфович Жириновский) евгенические (или, как в то время говорили в Австрии и Германии, расово-гигиенические) максимы из Ветхого Завета, может показаться кому-то несовместимым с традиционными представлениями. Однако не следует забывать, что и современное государство Израиль (пожалуй, единственное из государств на Земле) предоставляет израильское гражданство в прямой зависимости от расовой принадлежности и происхождения, а к тому же, судя по всему, достаточно спокойно относится к деятельности в области гуманогенетических исследований - даже Германия, по некоторым сведениям, получает оттуда человеческие эмбрионы.

А если абстрагироваться от современного положения дел, то расово-гигиенические (евгенические) идеи и соответствующая практика нашли свое отражение в священной книге дрвних индийских ариев Ригведе, клинописных текстах Междуречья, во времена греческой и римской Античности и в эпоху Ренессанса.

Во всяком случае, глубоко верующий в Бога исследователь Библии Йорг Ланц фон Либенфельз странным образом сходится с откровенным антихристианином и атеистом Фридрихом Ницше в следующем утверждении:

«Может ли и должен ли быть сотворен и выведен богочеловек, или сверхчеловек - неизвестно, но это дело стоит того, чтобы выдержать то бешенство, то противодействие и тот поток уничтожения и лжи, которые обрушиваются на всякого, кто пытался это сделать».

«Орден Нового Храма» просуществовал в Германии и Австрии до 1938, в Венгрии – до 1939 г. По некоторым сведениям, он существует и в настоящее время, но о нем известно очень немного.

Так, например, известно, что эмблемой современного ОНТ является красный тамплиерский крест мальтийской формы (с «ласточкиными хвостами» на концах) с вписанным в черное кольцо черным андреевским крестом, наложенным на перекрестье креста, но, наряду с ним, в символике новых тамплиеров (в частности, на орденских удостоверениях) используются также красный костыльный и красный же иерусалимский крест (отличающийся от костыльного наличием четырех маленьких крестиков между лучами большого креста и вообще-то используемый в официальной символике римско-католического рыцарского Ордена Святого Гроба Господня)).

Судя по этим отрывочным сведениям, в состав современного ОНТ (численность которого, скорее всего, превышает численность ОНТ во времена Йорга Ланца фон Либенфельза), входят следующие архиприорства (нем.: Erzpriorate) и приорства (Priorate):

1. Архиприорство Берлинское

2. Архиприорство Лейпцигское

3. Приорство Магдебургское «Детлеф Шмуде»

4. Приорство Гамбургское

5. Приорство Кёльнское

6. Приорство Мюнхенское

7. Приорство Зальцбургское

8. Архиприорство Венское

9. Архиприорство Будапештское «Ланц фон Либенфельз»

10.Приорство Парижское

11.Приорство Лондонское «Лорд Китченер»

12.Приорство Мальтийское

13.Приорство Блюменауское (Бразилия)

14.Архиприорство Атлантское (США)

15.Приорство Сиднейское (Австралия)

16.Приорство Суратское (Индия)

Перейти: <>
Опции: ОтветитьЦитировать

Этот форум в режиме 'только для чтения'. Это временно. Заходите позже.
В онлайне

Гости: 35

This forum powered by Phorum.

Large Visitor Globe