Форум
Список форумов
Раскопки
Постижение истории человечества 
Отв: Об одном необычном монахе 3
Пользователь: Али Бей (IP-адрес скрыт)
Дата: 25, November, 2012 12:49

«Видение» Ланца вполне соответствовало по своему содержанию теориям Г(в)идо фон Листа, Рудольфа Йона Горслебена и других тогдашних ариософов, связывавших возникновение и дальнейший прогресс человеческой цивилизации с деятельностью «нордической (северной) расы» - прагерманцев, в незапамятные времена, под давлением наползавших ледников, покинувших свою полярную родину (именуемую разными авторами по-разному: «Арктогея», «Вара», «Вараха», «Туле», «Гиперборея» - как уже говорилось выше, тему «Гипербореи» у нас в России давно и активно разрабатывает доктор философии и автор многочисленных популярных книг на означенную тему В.Н. Дёмин - , «Гиперботикон», «Арктида» и т.д.), спустившихся с Севера в области, лежавшие южнее и заселенные представителями «низших рас», «зверолюдьми», пришедшими с упоминавшегося выше гигантского материка под названием Гондвана (находившегося, согласно авторам разных гипотез, то ли на Южном полюсе, то ли в нынешнем Индийском океане, то ли на месте теперешней Черной, или Экваториальной, Африки).

Сам достопочтенный барон доктор Йорг Ланц фон Либенфельз излагал свои идеи и соображения на этот счет следующим образом:

«Прагерманцы не только привили полулюдям начатки нравственности, но и вывели из них, путем скрещивания с собой, настоящих людей, вследствие чего от них произошли нынешние низшие расы средиземноморцев (южных европейцев, малоазиатов, левантийцев и североафриканцев, обитающих по берегам Средиземного моря – В.А.), негров и монголов».

По мнению Ланца, «получеловек (нем.: гальбменш, Halbmensch)» является не более чем домашним животным и, в буквальном смысле слова, «тварью» – «творением» своего господина. Этим он, кстати, объяснял ненависть представителей низших рас к ариям (арийцам). Ланц, в частности, утверждал:

«Подобно тому, как всякий ариец, при виде монгольской хари или негритянской лярвы, испытывает непреодолимое отвращение..., так и в глазах представителей низших рас, при виде бледнолицых, загорается коварная ненависть, унаследованная от их далеких предков. Но в одних в подобные моменты, как наследие первобытной эпохи, пробуждаются чувства своего превосходства, сознание своего Божественного происхождения, а в других – чувства все еще не прирученной, дикой человекообезьяны... Если бы наши пращуры не нашли в себе мужества вступить в эту борьбу, Земля была бы ныне заселена гориллами и орангутанами».

Язык Ланца может показаться нам сегодня слишком грубым и «неполиткорректным», но в описываемое время он ничем особенно не выделялся из общего ряда (особенно по теперешним временам, когда арийскую белую расу все больше «загоняют в угол» сторонники «мультикультурного» и «мультирасового» общества), но в свое время он ничем особенно не выделялся из общего ряда.

Не кто иной, как классик французской литературы Гюстав Флобер, не опасаясь обвинений в «расизме», «европоцентризме» и «неполиткорректности», писал в своем всемирно известном историческом романе «Саламбо»:

«Наконец, как будто Африка была еще недостаточно широко представлена и для скопления диких страстей требовалось присутствие низших племен, появились люди с звериным профилем, смеявшиеся бессмысленным смехом, - несчастные существа, изъеденные отвратительными болезнями, уродливые пигмеи, мулаты смешанного пола,... мигавшие на солнце красными глазами; они произносили невнятные звуки и клали в рот пальцы, чтобы показать, что хотят есть».

И не кто иной, как светоч мировой науки, знаменитый французский ученый-натуралист, основатель палеонтологии барон Жорж Кювье, «при всем честном народе» утверждал о негритянской (черной) расе, что ее «характерная морда (sic!) и огромные губы сближают ее с обезьянами» - и ничего, «хоть бы хрен по деревне»... Да что там! Гораздо позднее известный ученый, исследователь Центральной Азии и Индии, Юрий Николаевич Рерих, магистр Гарварда и сын упоминавшегося выше знаменитого теософа Н.К. Рериха, в своей статье «Кочевые племена Тибета» преспокойно позволял себе писать о «наличии среди населения Южного Тибета примитивного физического типа с развитыми надбровными дугами и массивной челюстью»(«Страны и народы Востока», М., ИВЛ. 1961, Вып. II). Но... времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.

Как и многие современные ему ученые, расологи и ариософы, Ланц был твердо убежден в том, что грех скотоложества («бестиальность», «бестиализация»), вошедший в плоть и кровь практически всех цветных (но преимущественно черных) народов и не изжитый ими до сих пор, как и другие содомские грехи, являющиеся отголоском животного мира и внутренним атавизмом, привел к образованию, в результате «нечестивого блуда людей со скотами», новых человекообразных существ, которые стали прародителями всех обладающих «нечистой» («смешанной», «загрязненной, «оскверненной») кровью народов-«бастардов», народов-«ублюдков», народов-«метисов» («содомского сброда» или, если использовать широко распространенный в грузинском языке термин - «чатлахов»).

Появившийся, возможно, задолго до Всемирного Потопа (который, собственно говоря, и был направлен на уничтожение этих нечестивцев), живший своей животной жизнью «содомский сброд» расселился по разным уголкам земного шара и, таким образом, частично спасся от всеобщего истребления в водах гнева Всевышнего (не случайно погубившего не только «развратившийся» род человеческий, но и причастных к эитому разврату представителей животного мира). С тех пор уцелевшие «зверолюди» («тирменши»), по мнению Ланца, жили и плодились в пустынных отдаленных землях Южной Африки, Америки и Австралии, где поднявшиеся воды океана не могли причинить никакого вреда местной флоре и фауне. Там «содомское отребье» смогло пережить катастрофу и переродиться. В дальнейшем эти стаи диких «недочеловеков» («унтерменшей»), или «получеловеков» («гальбменшей»), стали заселять высохшие после Потопа земли, с которых сошла вода.

Вскоре «зверолюдей»-недочеловеков, как писал русский ариософ Вячеслав Константинович Демин (просьба не путать с проповедником «гиперборейской теории» доктором Валерием Никитичем Деминым!) выше в своем интереснейшем труде «Расовая война», расплодилось «так много, что им пришлось искать себе дополнительные источники пропитания, ибо от голода «тирменшей» не спасало даже процветавшее в их среде самоедство (употреблять слово «людоедство» по отношению к «содомским тварям» Йорг Ланц фон Либенфельз считал недопустимым, поскольку они не являлись людьми в полном смысле этого слова), и потому они устремились на новые земли, где было много зверей, плодов и каких-то двуногих существ, чем-то на них, «зверолюдей», отдаленно похожих, но обладавших прямой осанкой, пропорциональным сложением тела, высоким лбом, отсутствием шерсти (не говоря уже об отсутствии хвоста) на теле и гладкой белой кожей – короче говоря, «людей разумных», представителей рода «гомо сапиенс». Так, писал В.К. Демин, постепенно началось всемирное переселение «зверолюдей» и их принципиально новое существование рядом с настоящими людьми.

Многочисленные археологические открытия, сделанные к моменту основания Ланцем «Ордена Нового Храма», подтверждали факт доисторического существования «зверолюдей», а найденные палеантологами и археологами при раскопках обезьяноподобные останки недочеловека тогдашние ученые условно назвали останками «обезьяночеловека» («питекантропа»), «древнего человека» («архантропа»), «неандертальского человека (неандертальца)», «китайского человека» («синантропа»), «человека из Черной Африки» («зинджантропа»), «австралопитека», «парантропа», «дриопитека», «гигантопитека», и т.д., и т.п. Большинство ученых-дарвинистов, игнорируя факты, упорно продолжали утверждать, что все эти «зверолюди», или «обезьянолюди» (нем.: «аффенменши»), якобы, жили задолго до появления «человека разумного» и являлись его прямыми предками и прародителями (чтобы все было «по Дарвину» - и не важно, что сам Чарльз Дарвин никогда ничего подобного не утверждал)!

В то же время, барону Ланцу-Либенфельзу было хорошо известно, что не только археологи и ученые-материалисты, но и христианские писатели-историки и богословы утверждали, что «полулюди» и «полузвери» действительно существовали, живя рядом с настоящими людьми, причем не только в незапамятные библейские времена Ноя и его сыновей Сима, Хама и Иафета, но и в первые века христианства. Так, восточно-римский историк гото-аланского происхождения Иорнанд (Иордан), живший в VI в. п. Р.Х., повествовал о «sylvestres homines, quos faunos ficarios vocant» (лат.: «лесных людях, которых называют смоковничными фавнами» - выражение «смоковничные фавны» почему-то традиционно переводится на русский язык как «оборотни» - В.А.), а живший четырьмя столетиями позже Бурхард Вормсский упоминал «аgrestes feminas, quas silvaticas vocant» (лат.: «диких женщин, которых называют лесными»). Правда, христианские авторы придерживались мнения, что эти «зверолюди» (причем не только обезьяноподобные) появились на свет уже после Всемирного Потопа, а именно – в результате грехопадения дерзновенных и нечестивых строителей Вавилонской башни («столпотворения»).

Как уже говорилось выше, в своих воззрениях австрийский «новый тамплиер» был не одинок. Так, немецкий ариософ Герман Виланд, автор широко известного в свое время труда «Атлантида, Эдда и Библия», утверждал, что сыны Солнца, достигшие высочайшего уровня развития жители Святого Града Божия – Атлантиды – деградировали, вследствие постоянного совокупления со «скотами» и «зверолюдьми», приводя в качестве доказательства своей гипотезы первобытные наскальные рисунки и рельефы, на одном из которых было изображено содомское половое сношение «праеврея» со свиньей (нем.: Sodomitischer Geschlechtsverkehr des Ur-Ebrаеers mit einem Schwein. Entdeckt von Franz v. Wendrin. Auf Tafel 55, Bild 4, nach L. Baltzer: Glyphes des Roches du Bohus).

По мнению многих ариософов (шедших по стопам древних египетских, греческих и римских авторов), практикуемый у евреев (и вообще у семитов) запрет употреблять в пищу свинину объяснялся поклонением их пращуров свинье как священному животному-тотему (прародителю), находившим выражение в ритуальном совокуплении со свиньей. Этим они объясняли факт наличия в Иудее, несмотря на запрет употреблять свинину в пищу, больших стад свиней даже во времена земной проповеди Спасителя (указывая на широко известный евангельский эпизод вселения бесов, изгнанных Иисусом из бесноватых, в стадо свиней, которые бросились со скалы в море и утопились, и т.д.).

Согласно утверждениям Германа Виланда, от таких содомских связей в Атлантиде развелось столько ублюдков-бастардов и всякого рода мутантов, что жизнь на «Острове Блаженных» сделалась невыносимой.

Как совершенно правильно указывал в своей «Расовой войне» В.К. Демин, русский церковный писатель, епископ святитель Дмитрий Ростовский писал в своей летописи («Синопсисе»), в частности, следующее:

«Господь не только смешал человеческие языки, но и красоту образа человеческого во многих переменил, едва подобие человеческое в них оставив. Ибо произошли от сих созидателей (Вавилонской – В.А.) башни смятенных гневом Божиим, различные злонравные роды, как выродки человеческого естества, полузвери и полулюди... Появились на различных местах в горах и пустынях имеющие человеческое подобие существа, называемые лесными людьми или сатирами, живущие со зверями, нагие, косматые, с козлиными ногами и рогами на головах... Затем - ипподоны или иппокентавры, которые имеют человеческую голову и грудь, а прочее же все тело, подобно коню, имеет ноги и хвост. О сих обоих человекоподобных существах написано в житии преподобного Павла Фивейского... При Царе Константине (то есть уже в IV в. п. Р.Х., при Святом Равноапостольном Царе Константине Великом, первом римском Христианском императоре! – В.А.) человекоподобный зверь, называемый сатиром, был приведен живым в Александрию в великое всему народу удивление. Когда же он издох, то тело его, чтобы оно не сгнило, осолили солью и отослали в Антиохию к царю, дабы чрез него было известно и другим…

Андрогины или гермафродиты – каждый из них имеет оба естества, мужское и женское; сосцы у них – правый мужской, а левый женский. Аримаспы – они имеют один только глаз посреди чела и непрерывно ведут войну с грифами... Астромы – они живут в дальних пределах Индии, не имея совершенно уст... Танефы – у них столь велики уши, что они прикрывают все тело. Невры – они иногда на время превращаются в волка и съедают тело человека, которого поймают. Пигмеи – это очень маленькие люди всего в один локоть ростом, живут в горах Индии... Циклопы или велетны... мантикоры (мартихоры – В.А.) – живут в Индии и имеют только голову и лицо человека, все же остальное их тело львиное. В тех же странах Индии существуют и многие другие человекообразные чудовища, не имеющие ни головы, ни шеи, так как глаза их расположены на раменах (плечах – В.А.), а уста их в персях (на груди – В.А.).

Еще и иное там в пустынях человекоподобное чудище обретается – оно называется кинокефалом; у него голова собачья, и он издает страшное скрежетание зубов. Икоцкодан или пифик – он имеет отчасти человеческое подобие. В поднебесной находится и много других подобных чудовищ, которые имеют человеческое подобие, по словам западного учителя Августина (отца Церкви Блаженного Августина, епископа Иппонского – В.А.), они как и мы произошли от праотца Ноя, но со времени столпотворения погубили красоту человеческого образа и ум, приведенные в смятение гневом Божиим. С того времени они сделались не совершенными людьми, но полузверями и страшилищами... также и среди рождающихся младенцев иногда бывают некие чудовища (в эпоху Средневековья их, между прочим, именовали «драконами» - В.А.), которые, если бы были воспитаны и выросли, рождали бы подобных себе детей…такие безобразные выродки и расплодились как и до Потопа от развратившихся сынов Божиих родились злообразные исполины, бывшие несомненным свидетельством гнева Божия и казни».

Аналогичные упоминания содержатся в сказаниях разных народов – в частности, в священной книге ариев-зороастрийцев древнего Ирана – «Авесте». После грехопадения первого (согласно авестийским книгам «Видевдат», 2 и «Яшт», 13.130) или третьего (согласно остальным авестийским текстам) земного правителя Йимы (иранский аналог нордического прачеловека Имира), в мир пришло Зло. Высшее творение Духа Добра и Правды Ахура-Мазды (Ормазда, упоминаемого, между прочим, под именем «Мазадан», в сильно повлиявшей на формирование мировоззрения Ланца поэме Вольфрама фон Эшенбаха «Парцифаль», о которой у нас еще пойдет речь далее - В.А.) – род людской - стал несовершенен духовно и телесно, люди не только утратили земное бессмертие, но и приобрели физические недостатки (которые считались «печатью» Духа Зла и Лжи Ахримана»). Появились целые «народы-храфстра» («храфстра» означает по-авестийски «мерзость», «скверна», «нечисть»), своеобразные «дэвовские (демонические, бесовские) расы»: «Говорят, что Йима, когда величие (т.е. «Хварно - Божественная Благодать» -, а по другому толкованию – разум) покинуло его, из страха перед дэвами (демонами, бесами) взял дэва женского (пола) в жены, а Йимак, которая была (его) сестрой, отдал в жены дэву; и от них пошли хвостатые люди-обезьяны, и... другие всяческие уродства; к «народам-храфстра» в «Авесте» причисляются также негры и мифические монстры «с глазами на груди». Утратившего Хварно Йиму свергает с престола «трехглавый змей» Дахак (авест.: Аджи-Дахака), и т.д. В среднеперсидской поэме (восходящей к утраченному парфянскому оригиналу III-IV в.в. п. Р.Х.) «Вавилонское дерево» («Ассирийское древо») говорится: «По горам я брожу... от границы Индии до озера Варкаш (авестийское «море» Ворукаша, или Воуракаша - В.А.). Разные люди живут на этой земле: ростом в пядь (около 12 пальцев), грудоглазые, у которых глаза на груди; головы которых напоминают собачьи, а брови – как у людей...» (некоторые комментаторы древних текстов толкуют эти образы как описание человекообразных и близких к человекообразным обезьян – например, павианов, а также «собакоголовых» лемуров). Аналогичные примеры можно было бы приводить до бесконечности – и проще всего ссылаться при этом на «дремучее невежество и суеверие» древних обитателей Земли.

Русский дореволюционный исследователь идолопоклонства у древних евреев Михаил Саввич Пальмов писал в своем труде «Идолопоклонство у древних евреев» (СПб. 1897, с. 39-42): «Помимо выражения «элогим», т.е. боги, относящиеся к культу предков, известны термины «шедим» - греческое «даймония», кореллирующий с ассирийским «шеду» - быки-охранители, гении, защищающие и губящие, и «сеирим» - этимология – косматые, волосатые – «козел»; в греческо-римской мифологии козлообразные лесные и полевые духи». Как писал Николай Козлов в своем исследовании «Ритуальная война»: «Иудейское предание отождествляет «шедим» и «сеирим» (Левит раба, 22)». Не случайными в данном контексте представляются использование в тайных сатанинских культах изображения козлообразного человекоподобного существа (именуемого «Бафометом» и ассоциируемого с тем «идолом», которому якобы поклонялись средневековые тамплиеры) и тот факт, что и сам грядущий антихрист именуется в «Откровении» святого апостола Иоанна не как-нибудь, а именно «зверем» (Ап. 13, 11). А если обратиться к преданиям и верованиям кавказских народов, то нельзя не принять во внимание фактов, косвенно указывающих на существование среди них практики ритуального совокупления человека с животным.

По замечанию итальянского традиционалиста барона Юлиуса Эволы, «то, что некоторые божества имели в качестве символов различных животных, дало основание для грубого вырождения символизма до уровня совокупления людей со «священным животным». Так, Геродот упоминает о священном козле из Мендеса, именуемом «владыкой молодых женщин». В Египте молодые женщины рожали от животных «божественное» потомство. Даже римская традиция знала отголоски этих вещей. Овидий рассказывает о божественном гласе, повелевшем римлянам предоставлять своих жен-сабинянок для оплодотворения «священному» козлу» (Юлиус Эвола. Метафизика пола. М., 1998, с. 234).

В исследовании Юрия Михайловича Ботякова «Абреки на Кавказе» (СПб., 2004, с. 99) приводится рассказ об обычае, издавна распространенном среди кавказских чабанов (пастухов): «В районах абхазского высокогорья произрастает редкий вид ягоды, употребление которой вызывает у человека особое состояние, сопоставимое с наркотическим опьянением. Ко времени созревания этих ягод, сюда с окрестных мест приходят волчицы для совместного с пастухами поедания ягод и дальнейшего с ними соития».

Есть основания полагать, пишет Н. Козлов в своем упомянутом выше исследовании, что за подобными рассказами «скрывается правда о древней культовой практике смешения человека с животными, не теряющий актуальности и в последние дни».

Согласно Ю.М. Ботякову, «В девственных лесах Сванетии и верхней Менгрелии местные жители встречают диких людей. Называли их... «очокочи» (очо – дикий, кочи – человек). В той же Менгрелии (Мингрелии, Мегрелии - В.А.) и Имеретии верили в существование «каджи» (упоминаемых даже в средневековой грузинской поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» - В.А.) и «чинка». Эти получеловеческие существа находятся на службе у дьявола (Ю.М. Ботяков. Абреки на Кавказе. СПб, 2004, с. 130). В чеченских преданиях этот побочный продукт преступного смешения человека и животного носит название «алмасты» (аналог гималайского йети и американского бигфута или сасквача - В.А.). По мнению исследователя, похожесть на «алмасты», обладание признаками физического уродства – общий демонический облик, косоглазие, хромота, «двойные зрачки» являются в народном представлении чертами чеченского абрека (Ю.М. Ботяков. Абреки на Кавказе. СПб., 2004, с. 156-197).

Нам представляется уместным привести в данной связи – безо всяких комментариев! – следующие слова современного православного философа, эзотерика, конспиролога, «евразийца» и рыцаря Ордена Святого Иоанна Иерусалимского А.Г. Дугина: «Некоторые современные антибанковские конспирологи (в частности, чилийский литератор М. Серрано) не просто делают из участников «заговора банкиров» предельно порочных людей, некое сосредоточие (правильнее было бы, конечно, написать «средоточие» или, на худой конец, «сосредоточение», ну да ладно! - В.А.), но утверждают, что «мировое братство банкиров» состоит из особого типа существ, которые в Ветхом Завете называются «шедим» и которые являются результатом экстраординарной мутации, произошедшей с продуктами преступных браков между людьми и животными. Подчас к подобным экстравагантным разоблачениям добавляются в качестве иллюстрации весьма впечатляющие фотографии ведущих мировых банкиров» (Александр Дугин. «Конспирология». М., 2005, с. 42).

Разумеется, Йорг Ланц фон Либенфельз не принимал слепо на веру существование в действительности упоминаемых древневосточными, античными и христианскими авторами откровенно сказочных существ, некоторые из которых были перечислены в приведенном выше отрывке. Он прекрасно понимал, что если бы эти монстры существовали реально, то археологи рано или поздно нашли бы при раскопках их рога, копыта и т.д. Как писал Демин в «Расовой войне», человек склонен к мифологии, и потому всегда дорисовывает в воображении то, что им увидено, но так и не познано до конца (отсюда известная пословица: «У страха глаза велики!»). Скорей всего, под различными чудовищами, на самом деле живущими где-то рядом с людьми, подразумевались разного рода «тирменши», останки которых в эпоху Ланца постоянно находили при раскопках. Эти «зверолюди» внешне отличались не только от людей, но и друг от друга. Увидев те или иные стаи «зверолюдей», люди принимали их за различные виды животных. У одних «тирменшей» имелись хвосты, у других слишком большие клыки (этих отличала особая кровожадность), у третьих длинная шерсть, у четвертых выдающиеся лапы или другие части тела, и т.д. Естественно, встреча с такими соседями устрашала «человека разумного» и не сулила ему ничего хорошего.

Но важнее всего для Ланца было то обстоятельство, что христианские церковные писатели (как, впрочем, и еврейские «талмид-хахамы») сравнивали эти существа с допотопными «злообразными исполинами» (родившимися, кстати, не от бесплотных духов, а от «развратившихся людей»). Все они, по Ланцу, безусловно, являлись уродливыми порождениями чудовищного извращения нечестивых допотопных «каинитов», произведшего на свет «зверолюдей», переживших (пусть не прямо, пусть опосредованно, но все-таки переживших!) Потоп и появившихся после него рядом с настоящими (разумными) людьми.

И так, после Всемирного Потопа, уцелевшие дикари-«зверолюди» весьма размножились и расползлись по всему земному шару, устремившись, в первую очередь, к селениям «сынов человеческих». Еще не умея говорить (ибо строение гортани «зверолюдей» позволяло им произносить лишь отдельные примитивные звуки), не умея пользоваться огнем, строить жилища, изготавливать орудия труда и охоты, используя во всех случаях жизни лишь камни, палки и дубины, они стали селиться по соседству с высокоразвитыми, чистокровными белыми людьми - потомками Ноя. В сущности, это были паразиты с «нечистой кровью», живущие бок о бок с белыми, разумными народами-созидателями Древнего мира.

Удивительное, неестественное соседство «зверолюдей» и «людей разумных» - двух диаметрально противоположных расовых видов («чистокровных» и «нечистокровных») ставило в тупик извечных оппонентов Ланца и других ариософов – последователей дарвиновской теории, утверждавших, что все люди, якобы, происходят от обезьян (хотя сам Чарльз Дарвин этого никогда не утверждал, у него нашлись «ученики», пожелавшие стать «большими католиками, чем сам папа»). Нахождение останков «людей разумных» и «зверолюдей», живших одновременно, никак не укладывалось в их теорию «проходившего на протяжении многих миллионов лет развития человека от низшей стадии к высшей». В своей аргументации Ланц, при полемике с дарвинистами, опирался на этот факт, подчеркивая, что «зверолюди» («каиниты»), рассеявшись по дальним и когда-то пустынным, безжизненным пространствам, и породили многочисленные темнокожие афро-азиатские племена и народности дикарей-кочевников (негро-монголоидные расы), которые, присоединившись к цивилизованным стоянкам белых «людей разумных», начали пользоваться плодами труда последних.

Как писал В.К. Демин в своей «Расовой войне», жившие по законам джунглей, «зверолюди» резко отличались от белых людей. Наделенные большой физической силой и более ни к чему не приспособленные, они жили большими стаями, группируясь вокруг своих самок-предводительниц (и прародительниц), от какового обстоятельства, вероятно, и произошел матриархат с его «женским» лунным менструальным календарем, прямо противоположным природному патриархальному началу белых «людей разумных» - «сынов Божиих», которые жили не по Луне, а по Солнцу («посолонь»).

«Зверолюди» гнездились в пещерах, в примитивных норах или шалашах, беспорядочно размножались, охотились сообща, забивая палками дичь и пожирая сырое мясо, причем не только мясо животных (в этой «недочеловеческой» среде еще долго процветал каннибализм, ибо сильные пожирали слабых). А, став нежеланными соседями белых «разумных людей», «зверолюди» научились также красть, грабить и насиловать, воруя у людей их женщин для соития и детей для насыщения утробы (от чего произошли и первые человеческие жертвоприношения, поскольку идоложертвенная плоть поначалу служила обычной пищей).

Именно так, по мнению Ланца и его единомышленников, происходило начальное насильственное смешение черных недочеловеков с белыми людьми приведшее, спустя тысячелетия, к возникновению «помесей», или «метисов» - различных цветных рас, племен и народов Земли.

Какие бы этапы развития не прошли эти «недочеловеки-унтерменши», сколько бы ни смешивались они с белыми людьми, приобретая с течением веков почти человеческую внешность, но избавиться от атавистических скотских наклонностей им, согласно барону доктору Йоргу Ланцу фон Либенфельзу, так и не удалось. Ланц был убежден, что почти во всех черных и цветных (смешанных, метисизированных, бастардизированных) народах процветает богоборчество, идолопоклонство, грубый материализм, примитивный практицизм, культ еды, каннибализм, скотоподобная похоть, содомия во всех проявлениях (вплоть до труположества), паразитизм и традиционные преступные нравы, перенятые ими у своих чудовищных прародителей – звероподобных «каинитов» первобытного мира.

Часть атлантов (а именно - мутирующие скотолюбивые «праевреи») стали совершать набеги на другие земли. Орды звероподобных мутантов (сменившие, в силу дtградации, цвет своей кожи с изначально белой на красную - вот откуда, по мнению Виланда, взялась красная раса атлантов, описанная как таковая еще в «Тайной доктрине» Е.П. Блаватской!) совершали грабительские рейды в Африку, Азию и Европу, повсюду проявляя свою половую разнузданность, жестокость и алчность и распространяя среди павших их жертвой дикарских племен не только содомскую половую распущенность и садизм, но также кровавые культы, человеческие жертвоприношения, каннибализм и черную магию.

Наконец, злодеяния красных мутантов переполнили чашу Божьего гнева, и Творец решил их уничтожить. Луна, сойдя со своей орбиты, стала, по воле Божией, быстро сближаться с Землей. Под действием все возраставшего притяжения Луны все земные водоемы вышли из берегов, затопив Атлантиду и другой праматерик - Лемурию («землю Му»). Земные полюса сместились, поверхность планеты покрылась водой, раскаленными газами и потоками горящей серы, Солнце померкло, небо стало непроглядно черным...

Почти одновременно аналогичные гипотезы высказывались другим австрийцем - инженером Гансом Гёрбигером, а несколько позднее - голландским фризом профессором Германом Виртом. Приведенные выше примеры доказывают, что Йорг Ланц фон Либенфельз в своих воззрениях не был «радикалом» или «экстремистом», а действительно придерживался взглядов, пользовавшихся в его время широким распространением.

Ланц занимал ведущие позиции в «Обществе Г(в)идо фон Листа», был принят Листом в его мистическое общество «Арманеншафт» и сам, в свою очередь, принял Листа в «Орден Нового Храма» в качестве «фамилиара» (члена орденской «фамилии», то есть, по-латыни: «семьи»). Крюковидный крест (свастика, по-немецки: «гакенкройц», Hakenkreuz), провозглашенный Листом символом арийской расы, как мы увидим далее, в качестве составного элемента вошел в «должностной» герб самого Ланца фон Либенфельза и украсил собой знамя «Ордена Нового Храма».

В 1906 г. Ланц приобрел в собственность полуразрушенный замок (нем.: бург, Burg) Верфенштайн в округе Штруденгау области Грайнгау, расположенный на вершине отвесной скалы на берегу Дуная, восстановил его на пожертвования доброхотных дарителей и превратил в укрепленный монастырь – штаб-квартиру своего Ordo Novi Templi и «бастион Арийского Христианства против натиска международного скопища недочеловеков».

Кроме Верфенштайна, ОНТ впоследствии приобрел еще несколько замков, расположенных на территории Германии (в частности, замок Дитфурт) и Венгрии. На Рождество 1907 г. Ланц, объявивший себя Приором (Настоятелем) Верфенштайна и Великим Мастером (Магистром) «Ордена Нового Храма», поднял над своим орденским замком два знамени собственного изобретения:

1) Орденское знамя с прямостоящей красной свастикой и двумя голубыми лилиями на золотом поле (таким оно описано большинством современников, за исключением Франца Герндля, утверждавшим, что на знамени «Ордена Нового Храма» была изображена прямостоящая «красная свастика, окруженная четырьмя голубыми цветами на золотом поле», не указывая, что это были за цветы, и Бригитты Гаманн, утверждавшей в своей книге «Вена Гитлера. Годы учения диктатора» (Hitlers Wien. Lehrjahre eines Diktators), что на знамени ОНТ были изображены «крюковидный крест-свастика и лилии, выполненные в цветах ордена - серебре и лазури»; последнее можно понимать по-разному - либо свастика и лилии на знамени «неотамплиерского» Ордена Ланца были серебряными на лазурном поле, либо - наоборот);

2) Знамя с гербом самого Ланца, как Приора и Великого Магистра Ордена «новых храмовников» (ОНТ). Этот герб представлял собой «норманнской» («варяжской») формы щит, имевший во главе прямостоящую красную правостороннюю свастику на серебряном поле, а в нижней части – пять золотых геральдических лилий на лазурном поле (все это, согласно одному из наиболее распространенных толкований, символически означало конечное торжество храмовнической – ариогероической германской, по Ланцу, - идеи над французской – романско-средиземноморской, по Ланцу, - монархией, осуществившей разгром средневекового Ордена храмовников совместно с папским Римом).

По толкованию «глубинного психолога» Вильфрида Дайма (ссылавшегося на слова самого Ланца), «золотое поле означало вечность, красная свастика – восходящее солнце ариогероизма, лилии – (расовую) чистоту».

Герб Великого Магистра «Ордена Нового Храма» был вырезан и на должностной печати Ланца, по краю которой шла латинская надпись «Йорг Ланц де Либенфельз, владелец Верфенштайнского Дома».

На экслибрисах, сохранившихся на некоторых дошедших до нас книг из библиотеки Ланца был изображен его должностной герб, несколько отличавшийся от описанного выше. Это был вписанный в кольцо щит «норманнской» формы, увенчанный горшковидным шлемом-«топфгельмом» (нем.: Topfhelm) с наметом и короной с тремя зубцами в форме цветков геральдической лилии, наложенный на скрещенные в форме косого (Андреевского) креста обнаженный меч острием вниз и должностной жезл Архиприора Верфенштайна с круглым навершием-яблоком. В главе щита был изображен т.н. костыльный (иерусалимский, виселицеобразный или усиленный) крест (всегда cчитавшийся, вообще-то, гербом рыцарей Святого Гроба Господня, а не рыцарей Храма), а в нижней части - пять расположенных в два ряда геральдических лилий. Герб окаймлялся шедшей по кругу латинской надписью: EX LIBRIS ORDINIS NOVI TEMPLI ARCHIPR. AD WERFENSTEIN (ИЗ КНИГ ВЕРФЕНШТАЙНСКОГО АРХИПР. ОРДЕНА НОВОГО ХРАМА). В верхней части экслибриса был немецким готическим шрифтом написан девиз: ЧЕРЕЗ КРЕСТ К СВЕТУ! (DURCH KREUZ ZUM LICHT!). Латинский перевод девиза (PER CRUCEM AD LUCEM) полукругом опоясывал нижнюю часть гербового щита.

Следует заметить, что костыльный крест (представляющий собой, собственно говоря, две сложенные вместе «классические» прямостоящие свастики - левостороннюю и правостороннюю) в 30-е гг. ХХ в. использовался в качестве эмблемы не только «новыми тамплиерами» Ланца, но и австрофашистским «Отечественным Фронтом» («Фатерлендише Фронт», Vaterlaendische Front) Энгельберта Дольфуса и Курта фон Шушнига, в посткоммунистической незалежной Украине - праворадикальной полувоенной организацией Украинская Народная Самооборона (УНСО) Дмитрия (Дмитро) Корчинского и Юрия Шухевича, в постсоветской Литве - радикальными националистами Миндаугаса Мурзы, а в ельцинской Российской Федерации - Партией Народных Националистов (ПНН) Александра Кузьмича Иванова-Сухаревского, переименованной впоследствии в ННП (Народную Национальную Партию), а также - в несколько измененной форме, стилизованной под «хрисму» (монограмму имени Христа, введенную в качестве эмблемы римским императором Константином I Великим) - организациями Константина Родионовича Касимовского «Русский Национальный Союз» и «Русское Действие». Но это так, к слову...

На обложке, по крайней мере, одного выпуска ланцевского журнала «Остара» был изображен конный рыцарь с копьем наперевес, со щитом, копейным флажком, одеянием и конской попоной, усеянными знаками крюковидных крестов («гакенкройцев», «коловратов» - то есть, свастик).

Надо сказать, что к описываемому времени идеи возрождения тамплиерства были достаточно распространены повсюду в Европе, да и в других частях света. Давно существовал официально заявивший о себе в 1808 г. Орден Храма Бернара Раймунда Фабре-Паллапра, признанного императором французов Наполеоном I Бонапартом. Фабре-Паллапра, объявивиший себя законным преемником последнего официального Великого Магистра храмовников Жака де Молэ, сожженного на костре инквизиции по настоянию французского короля Филиппа Красивого, на основании сохранившихся документов, заявлял о прямой преемственности своего Ордена Храма (существующего и поныне под названием «Верховного Рыцарского Ордена Храма Иерусалимского», или, по-латыни: Ordo Supremus Militaris Templi Hierosolymitani, имеющего в настоящее время филиалы в разных странах, включая Россию, и признанного папским престолом) от средневекового Ордена «бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова» (pauperes commilitones Christi templique Salomoniaci).

В «шотландском» и «шведском» обрядах (Орденах) франкмасонства также существовали (и продолжают существовать) степени (градусы), именуемые «тамплиерскими» (на основании легенды о происхождении данных масонских структур от средневековых тамплиеров, бежавших от преследований светских и церковных властей в Шотландию, находившуюся в то время под папским интердиктом и потому предоставившей убежище гонимым храмовникам, также отлученным от церкви по обвинению в ереси). Таким «тамплиером» масонского «розлива» является, к примеру, «норвежский стрелок» - «вольный каменщик», борец с «культурным марксизмом» и «исламизацией Запада» Андерс Беринг Брейвик, мастер ложи «шведского» обряда «Святого Олафа к Трем Столпам», «рыцарь Востока» (обладатель VII градуса в имеющем всего 11 степеней «шведском» обряде - в отличие от наиболее распространенного в современном мире «шотландского» обряда, имеющего 33 степени) и учредитель тайного союза «Рыцари Тамплиеры Европы» (англ.: Knights Templar Europe), застреливший в воскресный день 22 июля 2011 г. 93 человек на островке Утёйа близ Осло, устроивший мощный взрыв перед ведомством норвежского премьер-министра в центре столицы Норвегии - и осуждающий при этом коммунизм, ислам, мультикультурализм и... нацизм, как человеконенавистнические идеологии. Все эти структуры не следует путать между собой, хотя все они именуют себя «тамплиерскими». Впрочем, довольно об этом...

В 1907 г. Йорг Ланц фон Либенфельз, решив испробовать свои силы в амплуа «пангерманского» писателя, издал брошюру под названием «Раса и благотворительность, призыв к забастовке против неразборчивой благотворительности», в которой доказывал, что «не меньше трети всех болезней вызваны расовыми причинами или имеют расовую подоплеку». К числу этих болезней он относил, в частности, туберкулез, поскольку метисы (расовые помеси) особенно склонны к заболеванию туберкулезом, «подлинной причиной которого во многих случаях являются половые эксцессы». Кроме того, Ланц подчеркивал, что «отвратительные кожные заболевания имеют восточное происхождение и, по сути, являются болезнями, вызванными грязью и расовым смешением. Однако ими страдают и представители высшей расы, потому что сама современная жизнь, не признающая необходимости существования межрасовых барьеров, вынуждает их к сношениям с представителями низших рас».

Кроме того, Великий Магистр «Ордена Нового Храма» возлагал на «дурные расы» (которым, по его мнению, была свойственна и дурная наследственность) вину за то, «что в настоящее время сумасшедшие дома и приюты для слабоумных переполнены. Если бы государство занялось разумным расовым хозяйством и щадящими методами искоренило семейства с дурной наследственностью, можно было бы сэкономить значительную часть от 9 миллиардов крон (сумма, ежегодно расходуемая в тогдашней Австрии на содержание психиатрических лечебниц – В.А.)».

Далее Йорг Ланц фон Либенфельз рекомендовал предоставлять благотворительную помощь нуждающимся и стипендии бедным студентам в зависимости от их расовой принадлежности, отдавая предпочтение «исключительно людям высокого роста, с золотисто-белокурыми волосами, голубыми (или серо-голубыми) глазами, розовым цветом лица, удлиненным черепом, продолговатыми и тесно прилегающими к черепу ушами, узким прямым носом, пропорциональным ртом, здоровыми белыми зубами, полным подбородком, гармонично сложенным телом, узкими ладонями и узкими ступнями». Большой популярности данная брошюра Ланцу не принесла – вероятно, потому, что не столько среди неимущих, нуждавшихся в благотворительной помощи, сколько среди тогдашних представителей высших классов Двуединой монархии Габсбургов и, в частности, столицы Австрийской империи - Вены, мало кто соответствовал выдвинутым им строгим расовым критериям.

В статье «Бисмарк и Шёнерер», опубликованной в «остермонде» (предположительное древнегерманское название апреля) 1908 г, Ланц-Либенфельз писал: «Благодаря деятельности Шёнерера австрийские немцы, придерживающиеся правильного мировоззрения, в вопросах расовой политики, опередили Германскую империю на 50 лет!.. Ожесточенная борьба, которую нам, исключенным из состава (Германской – В.А.) империи (как нам уже известно, в результате поражения, понесенного возглавляемой Австрией коалиции южногерманских государств – Баварии, Бадена, Ганновера и др. в войне 1866 г. с возглавляемой Пруссией северогерманской коалицией, Австрия под давлением Пруссии, была исключена из Германского союза и не вошла в основанную в 1871 г. Германскую империю Гогенцоллернов – В.А.) приходится вести на границе, где сталкиваются три великие мировые расы, монгольская, средиземная (средиземноморская – В.А.) и германская, дала тем из нас, кто следует за знаменем Шёнерера, расово-политическую выучку и расовую закалку... мы хорошо знаем на примерах, взятых из нашей повседневной жизни, что низшая раса означает (т.е. какую страшную угрозу низшая раса представляет – В.А.) для (представителей арийской «высшей расы» в области – В.А.) нравственности и политики...»

В отличие от австрийских немцев, Германская империя Гогенцоллернов («Второй райх»), столкнувшаяся, к описываемому времени, лишь с проблемой мигрантов-поляков, по мнению Ланца, в расовых вопросах находилась все еще на уровне изучения трудов графа Артюра де Гобино. Поэтому, как подчеркивал Великий Магистр «новых храмовников»: «Расовое просвещение всего немецкого народа должны исходить от прошедших школу расового обучения австрийцев – подлинных восстановителей и обновителей германского расового учения».

Как мы уже упоминали выше, Ланц оказывал активную поддержку ариософу Г(в)идо фон Листу (которого он, подобно другим пангерманским авторитетам Вены, именовал в своих изданиях «скальдом современности»), и основанному последним обществу («Г(в)идо-фон- Лист-Гезелльшафт»), в которое вступил и сам, став его весьма активным членом.

Вся корреспонденция, предназначенная для «Общества Г(в)идо фон Листа», направлялась по адресу: «Доктору Й. Ланцу-Либенфельзу. Родаун-Вена».

Тесные связи между основанными Г(в)идо фон Листом, наряду с официально зарегистрированным «Обществом» его имени, тайными союзами «Арманеншафт» (Armanenschaft) и «Высокое Откровение (Высокий Орден) Арманов» (ВОА, HAO – Hohe Armanen-Offenbarung, Hoher Armanen-Orden), и Орденом Йорга Ланца фон Либенфельза (именовавшего себя учеником фон Листа), продолжали существовать вплоть до самой смерти Г(в)идо фон Листа (сломленного физически - но не духовно! - поражением Германии и Австро-Венгрии в мировой войне) в 1919 г.

Начиная с 1908 г. в орденском замке «новых храмовников» Верфенштайн проводились празднества «Ордена Нового Храма», на которые сотни избранных гостей прибывали по Дунаю пароходом из Вены, приветствуемые пушечной пальбой со стен замка, украшенного флагами с крюковидным крестом. Видимо, разработанные «новыми храмовниками» церемонии западали глубоко в душу их участникам. Один из членов основанного Ланцем Ордена, фра (брат) Курт СONT (каноник Ордена Нового Храма) даже в 1915 г., в горниле сражений Великой (Первой мировой) мировой войны, умудрился сочинить поэму о Верфенштайне, как сакральном хранилище священного Знания арийских пращуров германской расы, воспевая в перерывах между боями лучезарный образ замка-монастыря «новых храмовников», возвышающегося над «низменностями расового хаоса»; над озаренными солнцем зубцами башен этого Храма Грааля (о Граале мы подробнее расскажем далее) развевалось знамя, украшенное крюковидным крестом, а внизу, на грешной земле, несла свою тяжелую службу орденская «братия белого облачения».

Впоследствии сам Ланц писал в «18-м письме друзьям Верфенштайна» (нем.: 18. Werfensteiner Freundesbrief) о ключевом значении, которое сыграло в пробуждении его интереса к храмовникам-тамплиерам, посещение им в юности оперы Маршнера «Храмовник» (нем.: Der Templer). С тех пор музыка из «Храмовника» всегда доводила Ланца, по его собственному признанию, буквально до экстаза. Аналогичное воздействие оказывала на молодого Адольфа Гитлера опера Рихарда Вагнера «Риенци», увертюра из которой по приказу вождя германских национал-социалистов всегда исполнялась перед началом партийных съездов НСДАП в Нюрнберге.

Интерес Ланца к храмовникам непосредственно вытекал из его интереса к средневековым легендам о Парцифале и поискам Святого Грааля.

В западноевропейских средневековых легендах «Святым Граалем (Гралем)» с незапамятных времен именовалась некая таинственная и благодатная святыня - чаще всего чаша с кровью Иисуса Христа, собранной Иосифом Аримафейским (иногда считалось, что эта чаша первоначально служила Христу и апостолам во время Тайной Вечери). Согласно другим версиям, Грааль был блюдом (иногда с отрубленной окровавленной головой); копьем (которым римский сотник Лонгин пронзил на Голгофском кресте ребро распятого Христа); драгоценным камнем - карбункулом, ясписом (яшмой), рубином или изумрудом (смарагдом), выпавшим из короны Денницы-Люцифера-Сатанаила-Сатаны при низвержении этого предводителя мятежных ангелов с небес в преисподнюю архистратигом Архангелом Михаилом; аналогичным драгоценным камнем-самоцветом, выпавшим из короны предводителя «нейтральных» («серых») ангелов, не присоединившихся ни к «белым» ангелам, сохранившим верность Богу, ни к «черным» ангелам, вовлеченным в мятеж Сатаной-Люцифером; или даже... мечом ветхозаветного древнеизраильского царя-псалмопевца Давида. Сам Ланц порой (но не всегда) был склонен считать Грааль ясписом (яшмой).

Вообще, Грааль (на старофранцузском языке слово не мужского, а женского рода) понимался как некая великая тайна, полностью сокрытая от недостойных и всегда приоткрывающаяся лишь отчасти. Приблизиться к Граалю (как, кстати, и к тибетской Шамбале!) мог только чистый, непорочный, целомудренный человек. По легендам Грааль был принесен на Запад из Святой Земли самим Иосифом Аримафейским, чью миссионерскую деятельность пытались соотносить с различными градами и весями Западной Европы. Грааль был якобы помещен Иосифом в загадочном замке Корбеник (Гральсбурге, Замке Грааля, или Храме Грааля), где с тех пор пребывал под охраной избранного сонма «рыцарей Грааля», именуемых также «братией белого облачения». Иногда хранители Грааля направляли из своей недоступной для непосвященных светлой горней обители (напоминающей тибетско-теософскую Шамбалу или гору индийских блаженных мудрецов из «Жизни Аполлония Тианского» Флавия Филострата) в пребывающий во власти зла и нечестия греховный земной мир своего лечезарного посланца (например, «рыцаря Лебедя» Лоэрангрина, или Лоэнгрина) на помощь праведнику, притесняемому грешными людьми. Многие странствующие рыцари, в том числе рыцари Круглого Стола короля Британии (Логрии) Артура Пендрагона (которого Ланц со временем стал ассоциировать с королем Грааля Анфортасом, или Амфортасом) посвящали всю свою жизнь поискам Святого Грааля, но лицезреть его удостоился лишь один из них – сын Лоэрангрина-Лоэнгрина, Парцифаль (Парсифаль, Персиваль). В соответствии с более поздней традицией, Иосиф Аримафейский скрыл Грааль в священном источнике Гластонберийского монастыря (Англия). Происхождение образа Святого Грааля всегда было предметом споров и остается таковым до сих пор. Происхождение слова «Грааль» и словосочетания «Святой (Святая) Грааль» также неясно. По мнению Ланца, словосочетание «Сангреаль» (Святой Грааль), возможно, происходит от словосочетания «Санг Реаль» («Истинная Кровь», то есть «Кровь Христа» - по аналогии с «Истинным Крестом»), или «Санг Рояль (Руаяль)» - «Царская Кровь». Впрочем, существуют и другие версии. Среди элементов, вошедших в традицию Грааля, можно назвать апокрифические (не признаннные официальной Церковью) евангелия, повествующие о житии Иосифа Аримафейского; Христианскую сакраментальную (то есть связанную с осмыслением церковных таинств) мистику и древние кельтские мифы.

Уже на склоне лет Великий Магистр ОНТ вспоминал о достопамятном событии, пробудившем его интерес к легендам о Граале и Артуре. При посещении 24 декабря 1900 г. излюбленной паломниками древней часовни Пресвятой Девы Марии в Ланцендорфе (селении, которое Ланц считал родовым гнездом своих рыцарственных предков), он внезапно обнаружил настенную роспись эпохи барокко, надпись под которой гласила, что в свое время король Артур Пендрагон (который, по мнению Ланца, и являлся, собственно, королем Грааля), посетил ланцендорфскую часовню. Под влиянием этого посещения Йорг Ланц фон Либенфельз написал свое сочинение «Святой Грааль как мистерия арийско-христианской расовой культовой религии», в котором проследил связь между легендой о Граале и Орденом тамплиеров.

В своем труде венский ариософ доказывал, что описанные в сказаниях о Парцифале и короле Артуре «рыцари Грааля» (нем.: «гральсриттеры», Gralsritter) были связаны с историческими храмовниками-тамплиерами Средневековья, чья доблесть, проявленная в боях с мусульманами в Святой Земле, превратила их в архетип религиозного рыцарства XIII столетия, или даже тождественны им (не случайно рыцари Грааля – «темплеизы», Templeisen - в поэме «Парцифаль» средневекового немецкого миннезингера Вольфрама фон Эшенбаха – облачены в белое, как и «духовные отцы-основатели» подлинных храмовников-тамплиеров, Templer – монахи Цистерцианского Ордена, а в более ранней анонимной поэме «Перлесваус», или «Перлесво(с)» - даже в белые одеяния с красными крестами, совсем как подлинные, исторические «бедные рыцари Христа и Храма Соломонова»). Вот только миссию исторических храмовников Приор Верфенштайнского Дома барон Йорг Ланц фон Либенфельз (сам в прошлом монах-цистерцианец) понимал весьма своеобразно – как стремление к созданию арийско-германского орденского государства, в состав которого должны были со временем войти все страны Средиземноморского бассейна и Среднего Востока (правда, Ланц был не всегда последователен в своем положительном отношении к Ордену тамплиеров, утверждая - например, в своем труде «Теозоология», о котором у нас пойдет речь далее -, будто в палестинских владениях храмовников находились притоны разврата)! Грааль, по мнению Ланца, представлял собой не что иное как «электронный символ панпсихических сил чистокровной арийской расы», а поиск Замка (Храма) Грааля был метафорическим описанием «строгой евгенической практики храмовников, направленной на выведение новой, Божественной породы людей» (занятие, что и говорить, весьма необычное для рыцарей-монахов, принесших обет безбрачия и обязанных вечно хранить целомудрие!).

Как бы то ни было, Ланц (всегда и во всем полагавшийся на свои «видения» и «озарения») нисколько не сомневался в том, что рыцари Грааля - «темплеизы» - были членами Ордена тамплиеров, и часто именовал «темплеизами» рыцарей своего собственного Ордена - ОНТ.

В поучении мудрого отшельника Треврицента Парцифалю (Вольфрам фон Эшенбах, «Парцифаль», книга VIII) Йорг Ланц фон Либенфельз усмотрел указание на необходимость соблюдения расовой чистоты, сформулировав свою мысль следующим образом: «Нам следует не создавать государственные селекционные центры, а заниматься сакральной селекцией чистых людей в форме расово-культовой религии». Ланц считал, что именно изначальная расовая религия лежит в основе христианства, хотя с течением времени эта основа оказалась замутненной, искаженной и скрытой различными чуждыми напластованиями. Поэтому он усматривал задачу своего ордена в том, чтобы возродить эту расовую религию в своем Приорате и в культе ОНТ.

С целью подчеркнуть преемственность своего Ордена от исторического Ордена Храма, Ланц разработал литургию, псалмы, молитвы, декламации на католической основе, но «творчески переработанные» в духе ариохристианства.

При этом Ланц именовал Христа - Сына Божия - «Фрауйя» (что означает «Господин», «Господь» на языке древнегерманского племени готов, именовавшихся в России еще в XIX веке готфами); именно эпитетом «Фрауйя» именовал Господа Иисуса Христа епископ Вульфила (Ульфила, или, как звучало его имя в грецизированной форме, Ульфилас), посланец Евсевия Никомидийского, обративший готов в христианство (арианского толка) в своем переводе Священного Писания и христианского богослужения на готский язык; обо всем этом будет еще подробнее сказано ниже. Так, например, если в Псалме XXVIII христианской Псалтири говорится:

1.Воздайте Господу, сыны Божии, воздайте Господу славу и честь,

2.Воздайте Господу славу имени Его, поклонитесь Господу в благолепном святилище Его.

3.Глас Господень над водами; Бог славы возгремел, Господь над водами многими.

4.Глас Господа силен, глас Господа величественен.

5.Глас Господа сокрушает кедры; Господь сокрушает кедры Ливанские

6.и заставляет их скакать подобно тельцу, Ливан и Сирион, подобно молодому единорогу.

7.Глас Господа высекает пламя огня.

8.Глас Господа потрясает пустыню, потрясает Господь пустыню Кадес.

9.Глас Господа разрешает от бремени ланей и обнажает леса; и во храме Его все возвещает о Его славе.

10.Господь восседал над потопом, и будет восседать Господь царем вовек.

11.Господь даст силу народу Своему, Господь благословит народ Свой миром,

то в сделанном Ланцем для Псалтири ОНТ переложении этого псалма:

1.Принесите Фрауйе жертву, о, сыны Богов,
Восстаньте, восстаньте и принесите Ему в жертву детей шреттлингов («леших», «косматых», «дикарей», «мутантов» - В.А.).

2.Принесите жертвы чистопородной любви,
Придите в Храм Его, покаявшиеся грешники.

3.Узрите ангелов Фрауйи, гремящих, как гром, над ящерами,
Узрите Его в межвидовой войне с их потоком!

4.Узрите доблестного Сына Фрауйи в Его блеске,
Узрите Его во славе после победы, одержанной в жаркой битве.

5.Узрите ангелов Фрауйи, разящих исполинов,
Узрите Его, сломившего силу чудовищ.

6.Узрите, как он пригибает к земле горных тварей,
Громко восславьте Любимца Бога и дела Его!

7-8.Узрите ангелов Фрауйи, убивающих огненных драконов,
Узрите Его, рассеивающего стаи обитателей пустынь.

9.Как Он все готовит, все очищает!
Ищущий Храм Его вечно радуется!

10.Ибо Фрауйя победил Всемирный Потоп,
Он остается Героем и Царем на все времена!

11.Поэтому он укрепит благословением и Свой народ,
Будет его миром во веки веков.

В Псалме XVII христианской Псалтири говорится:

8.Потряслась и всколебалась земля, дрогнули и подвиглись основания гор, ибо разгневался (Бог);

9.поднялся дым от гнева Его и из уст Его огонь поядающий, горячие угли сыпались от Него.

10.Наклонил Он небеса и сошел, - и мрак под ногами Его.

11.И воссел на херувимов и полетел, и понесся на крыльях ветра.

12.И мрак сделал покровом Своим, сению вокруг Себя мрак вод, облаков воздушных.

13.От блистания пред Ним бежали облака Его, град и угли огненные.

14.Возгремел на небесах Господь, и Всевышний дал глас Свой, град и угли огненные.

15.Пустил стрелы Свои, и рассеял их, множество молний, и рассыпал их.

16.И явились источники вод, и открылись основания вселенной от грозного гласа Твоего.

17.Он простер руку с высоты и взял меня, и извлек меня из вод многих.

18.Избавил меня от врага моего сильного и от ненавидящих меня, которые были сильнее меня.

А в переложении этого псалма, сделанном Ланцем для Книги псалмов Ордена Нового Храма:

8.Рать земных и горных демонов
Вострепетала перед Его гневом
И содрогалась, оцепенев от страха перед Ним,
При звуках Его гневного, громоподобного гласа.

9-10.Когда Он Фениксом восстал
Из жара раскаленных углей и потоков огня,
Рассеялось воинство крылатых ящеров,
Подобно туманным призракам, пав к Его стопам.

11-12.Высоко над хором херувимов
Парит Он, восседая на крыльях бури, как на престоле,
Предшествуя нам, как в «облачном столпе»,
В сумрачной сени которого Он живет.

13-14.Пред ликом Его молнии рассеиваются
Огненные угли тучи, несущей град,
Которые вновь возникают пред ликом Всевышнего,
При глухих раскатах грома Его небес.

15-16.По Его воле возник и погиб
Драконий народ ванов («ванами» в древненордических сказаниях - например, в «Старшей Эдде» и «Младшей Эдде» - именовались противники божественных «асов» - В.А.),
Но, стремясь достигнуть вершин Творения,
Продолжают существовать
Потомки земных и водяных людей.

17.Ты пришел на помощь его мужеству,
И веяние бури Твоего Духа
Позволило виду Фрауйи восстать победителем
Из потока водяных ящеров!

18.Так сохраняй же, Фрауйя, мой вид,
От всех первобытных чудовищ,
Он - единственный вид, избранный и сохраненный,
Дабы вечно славить Твою победу!

В Псалме LXXVI христианской Псалтири говорится:

17-18.Видели Тебя, Боже, воды, видели Тебя воды и убоялись, и вострепетали бездны. Облака изливали воды, тучи подавали гром, и стрелы Твои летали.

19-20.Глас грома Твоего в круге небесном; молнии освещали вселенную; земля содрогалась и тряслась. Путь Твой в море, и стезя Твоя в водах великих, и следы Твои неведомы.

21.Как стадо, вел Ты народ Твой рукою Моисея и Аарона. - В.А.).

А в переложении Ланца для Псалтири ОНТ:

17-18.Видели Тебя, Боже, все драконы и убоялись,
Чудовища бездны бежали от Тебя,
Когда Твое громогласное слово прозвучало из туч,
Обрушившись на них и приведя их в смятение.

19-20.Оно обрушилось на них стрелами молний, громовыми ударами,
Пламенными языками из огненной пасти.
От этого с ревом задрожали колоссы,
Земля содрогнулась от их шагов до самых глубин.

21.Но следы Твоих подвигов
Были сохранены не морями и потоками,
Но лишь святыми руками Первосвященников,
Пасущих агнцев Твоего благородного вида!


Кроме собственной ариософской литургии, Великий Магистр «неотамплиеров» создал собственную строгую орденскую иерархию. В соответствии с Уставом (Кодексом) Нового Храма орденские браться подразделялись на 7 разрядов, в зависимости от «степени расовой чистоты».

Низший, VII разряд составляли слуги-сервиенты («Сервиентес Нови Темпли», СНТ, Servientes Novi Templi, SNT), чья «расовая чистота», в соответствии с соматологией Ланца, составляла менее 50%, или же не достигшие еще 24-летнего возраста, по достижении которого кандидатами проводился тщательный и скрупулезный расовый тест;

VI разряд – фамилиары («Фамилиарес Нови Темпли», ФНТ, Familiares Novi Templi; FNT) – «члены орденской семьи», друзья «Ордена Нового Храма», оказавшие ему большие услуги, но не стремившиеся стать полноправными «орденскими братьями» (среди «фамилиаров» числились, к примеру, упоминавшиеся выше шведский драматург Август Стриндберг, объявивший главный труд Ланца о «теозоологии» книгой, «страшной для новых язычников», британский фельдмаршал лорд Горацио-Герберт Китченер и венский ариософ Г(в)идо фон Лист);

V разряд – послушники, бельцы или новики («Новицес Нови Темпли», ННТ, Novices Novi Templi, NNT), «расово чистые» на более чем 50%, однако еще не подготовленные к вступлению в высшие орденские разряды «новых тамплиеров»;

IV разряд – магистры («Магистри Ордо Нови Темпли», МОНТ, Magistri Ordo Novi Templi, MONT), имевшие от 50% до 75% «расовой чистоты» (что удостоверялось специальным, выданным им лично бароном Йоргом Ланцем фон Либенфельзом «сертификатом чистоты крови»);

III разряд – каноники («Каноници Ордо Нови Темпли», КОНТ, Canonici Ordo Novi Templi, CONT), имевшие от 75 % до 100% «расовой чистоты» (что также удостоверялось соответствующим сертификатом);

II разряд составляли Пресвитеры, выше которых стояли члены «Ордена Нового Храма» I разряда - Приоры (Предстоятели или Настоятели).

Вершиной орденской иерархии был сам Великий Магистр новых тамплиеров и Приор Орденского Дома Верфенштайн.

Любой магистр или каноник ОНТ мог стать пресвитером, но для этого ему требовалось основать новый «Орденский дом» («Орденсгауз», Ordenshaus), то есть новый филиал ОНТ. Они были вправе читать службы и совершать требы, но не принимать в «Орден Нового Храма» новых «братьев» и не рукополагать каноников. Всякий пресвитер, которому подчинялись более пяти магистров или каноников, мог выступать в качестве Приора, но оставался при этом подчиненным Йоргу Ланцу фон Либенфельзу, как Верховному Духовному Главе, Приору Орденского дома Верфенштайн и Великому Магистру всего «Ордена Нового Храма».

Для братии каждого разряда орденской иерархии была разработана система рыцарских крестов (одинакового для всех рангов «тамплиерского» красного цвета) различной формы, в зависимости от разряда (костыльных, лотарингских, лапчатых, мальтийских, свастичных), нашиваемых на единообразное орденское облачение (Habit) – белую монашескую рясу с капюшоном-куколем, как у цистерцианцев и средневековых храмовников. Судя по дошедшим до нас фотографиям, «новые тамплиеры» во время некоторых орденских церемоний надевали на голову капюшоны своих ряс, имевшие прорези для глаз (что делало храмовников барона Ланца похожими на монахов некоторых римско-католических конгрегаций - в частности, испанских или португальских -, на членов американской расистской организации «Ку-Клукс-Клан» (ККК) и на французских фашистов из тайного союза «кагуляров» («капюшонников») периода между Первой и Второй Мировыми войнами (см. фотографию в заголовке настоящей миниатюры). Пресвитеры ОНТ носили красные береты. Знаком должности Приора служил особый золотой жезл с шарообразным навершием. Над входом в каждый орденский молитвенный дом располагался его герб, причем щитодержателями герба всегда служили ангел и фавн (сатир), символизировавшие двойственность, присущую, по Ланцу, человеческой природе (между прочим, фавны-сатиры встречались и среди фигур-щитодержателей средневековых гербов Верховных Магистров-«Гохмейстеров» духовно-рыцарского Тевтонского Ордена Пресвятой Девы Марии, заимствовавшего «военную» часть своего устава у Ордена «бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова»).

При вступлении в «Орден Нового Храма» братья получали новое имя, включавшееся в формулу «Фра (лат.: «брат») + орденское имя + орденский разряд + местонахождение Орденского дома» - например, «Фра Детлеф КОНТ (лат.: «Каноникус Ордо Нови Темпли», то есть: «Каноник Ордена Нового Храма») ад Верфенштайн» (Fra Detlef CONT ad Werfenstein).

Всякий орденский брат ОНТ именовался «достопочтенным» (honorabilis), а всякий пресвитер и приор «Ордена Нового Храма» – «преподобным» (reverendus).

Перейти: <>
Опции: ОтветитьЦитировать

Этот форум в режиме 'только для чтения'. Это временно. Заходите позже.
В онлайне

Гости: 25

This forum powered by Phorum.

Large Visitor Globe